Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Next Entry
проза, "ОДИН З НАС", №76
Lamm und Knabe
andrreas


продолжение)

***
Вот провожаешь на поезд парня, который провел в городе сколько-то и уезжает к себе, подробности не так важны, хотя было весело и бездумно, хотя ещё за пару часов до отъезда затащили домой третьего, чернокожего, пружинистого, впускавшего в себя сразу два, – ранний пелевин заметил бы, что такое особенно сближает мужчин, – но при всём этом понятно, что не предназначение, а просто отдых, Ялта, два одиночества и т. д.; провожаешь, на табло рисуются ноль ноль ноль ноль, а он буднично отмечает: «Полночь, сейчас карета исчезнет, бал прошел, ашенпуттель бежит домой», – и вдруг ты впервые понимаешь, что имел в виду, даже не что, а как это имел в виду Иосиф Александрович – остановись, ты не столь прекрасно, сколько неповторимо, в какой-то детской нелепости, бесприютности. По дороге домой нанизывается, не отпускает мотив. (Шлюмп – это шламм, болотная, с которой начинатся моя овечья улица.) Если остановившиеся часы показывают дважды в сутки верное время, все, пожалуй, помнят эту школьную задачу, – куда точнее опаздывающих всего на минуту, – то что происходит с остановившимся человеком? Оказывается ли он дважды в сутки или хотя бы раз в год там, куда стремится? Ведь говорят, что большинство из нас ходят кругами.

***
В последнем, 52-ом, номере «Литературной газеты» за 2012-ый – четыре моих стихотворения.

«Некоторые цензуру не прошли, напр., о мальчике, который кончил и обтер живот. Мне нормально, а редакция в ужас бы пришла», – извиняется редактор И. П.

Чувствую себя то ли волком в овечьей шкуре, то ли литературным коллаборационистом. Но ладно. «Надо публиковаться везде», – говорит великий Кабанов.

***
Пожалуй, у меня накоплен некоторый жизненный опыт флирта и знакомств. Делюсь я им часто и охотно, но бессистемно. В очередной раз накипело, и я решил составить собственную опись качеств знатнейших народов.

Например, у немцев принято договариваться о свидании недели за полторы-две. Календарь расписан! Уборки, покупки, просмотр сериала «Место преступления» в гостях у родителей. Один вечер в неделю обязательно отводится на написание писем (бюрократических и личных). Передвинуть график, особенно лечь спать чуть позже – немыслимо. Предложение выпить кофе или коктейль вечером или на завтрашний день будет понято следующим образом: ты – человек ветреный, хаотичный. Вообще самые уничижительные характеристики человека в немецком языке производятся от слова «хаос». Благодаря заголовкам газеты Bild оно ассоциируется ещё и с терроризмом и всеми остальными преступлениями против человечности.

Француз приедет на первую же встречу позже на 45 минут, после опоздания будут хроническими; при попытке поговорить об этом устроит истерику, обвинит в мелочности. Будет досаждать ревностью к одушевленным и неодушевленным предметам.

Итальянец за первый час беседы расскажет историю своей семьи (а то и приведет с собой брата или сестру), за второй час – историю коммунистического движения. Это будет монолог.

Американцы сразу начинают ебать мозг банальной эрудицией и банальной психологией. Чуть дальше начинаются  философские вопросы уровня «чувствуешь ли ты себя счастливым». Поиски позитива и света. Тысячу раз повторяется слово relationship.

Тайцы и китайцы в первый же день заявляют о намерении вести совместное хозяйство.

Восточноевропейские товарищи, поляки или болгары, скажем, интересуются, нет ли чего выпить и пожрать. Если дело происходит дома – начинают знакомство с осмотра холодильника. Готовят бутерброды и чай. Потом выпивают столько жидкости, что постоянно бегают в туалет.

Собирательный латиноамериканец предпримет во время первого соития, которое произойдет через пятнадцать минут после встречи, которая будет назначена за пятнадцать минут до этого (если опоздает, будет со слезами умолять простить), попытку заняться незащищенным сексом.

Что касается наших соотечественников, тут всё доступно объяснил ещё Михайло Васильевич Ломоносов. В русском языке, как мы помним, есть и великолепие шпанского, и живость французского, крепость немецкого, нежность италианского, сверх того богатство греческого и латинского языка.

Договариваясь о встрече с русским человеком, надо быть готовым к тому, что переговоры займут недели-полторы. На встречу он безбожно опоздает. Сразу начнет рассказывать о несчастном детстве и проблемах с работой. Устроит говносрач на темы вашингтонского обкома и «просрали какую страну». Прикопается, «отчего ты невесёлый такой». Залезет в холодильник. Будет постоянно бегать в туалет (где зассыт унитаз и окрестности). Поклянётся в вечной любви. Потребует секса без презерватива, потому что ему «мешает» и «ты же здоров/а».

Будучи выставленным за дверь начнет мстить и станет заклятым врагом на всю жизнь.

(Прошу не считать меня русофобом.)

***
Новый знакомый, которому пока не хочется славы, поэтому без указаний к поиску, оказался с длинными волосами, щетиной и в кожаной куртке. Он сразу повел меня к мотоциклу. Начинался дождь, стемнело. Мы вырулили на главную улицу и набрали скорость, когда в лицо начал бить дождь. «Я остановлюсь по первому слову» – было сказано так, что стало ясно: просить не буду.

В клубе курили и накачивали себя пивом суровые мужчины. Я, наверное, был, самым молодым и худеньким. Экран над барной стойкой показывал порево. На стартовой странице компьютера в уголке можно было выбрать из двух страниц – romeo и bareback. Нет, из трёх, ещё с погодой. Это хорошо, что на мне было темное, а в руке мотошлем. Ну и татуировку я вовремя сделал.

Я заглянул в полутемный лабиринт. Не стану ли я жертвой группового изнасилования? Однако первый же брутальный мужик, попавшийся в переходе, бухнулся передо мной на колени. Следующий хотел взять у меня в рот через решетку символической клетки в уголке. Ещё один спустил с себя штаны и выставил в коридор попу. Порноцирк, блин. С настоящими медведями.

На следующий день я встречался с другом, которым когда-то был увлечен, потом потерял. Вроде бы он долго болел. Лишь после того, как мы нагулялись по городу и пропустили по несколько чаше кофе, я вытянул у него слово за словом, что было. Он дважды прошел химиотерапию, видел, как выходит с кровью и говном собственный кишечник, лежал в коме.

Прошло всего полгода после выписки, а только по странной, почти прозрачной, худобе рук можно было догадаться, что смерть за них держалась. Друг излучал весеннее счастье. Собирался вести студентов на экскурсию. Звал на крестьянский двор, который купил где-то в Шварцвальде. Говорит, там живет настоящее привидение. Оно безобидно.

***
В блог приперся болезный и духовный фашистег из Новосибирска, пугает, что «не сегодня, так завтра Европа будет мусульманской». Я деликатно обратил его внимание, что мнение на этот счет очевидца, то есть меня, будет чуть-чуть весомее домыслов людей географически удаленных.

И тут он приводит убийственный совершенно аргумент: Так значит, я живу не в России? Значит, спорить со мной вообще не о чем.

Как там было, «всегда не доверяла английским спецшколам»?

***
Издатель Дм.  Волчек рассказывал за кружкой чешского пива, как хорошо, наверное, молодым и полным сил попасть в авиакатастрофу. Всего через пару часов после разговора борт Germanwings, которым я возвращался домой, едва не развалился при посадке.

***
Сделали дома перестановку, трахаемся. Когда дело идет к развязке и движения становятся тектоничнее, в (зашторенной и полутемной) комнате вдруг становится светлее. Я продолжаю, осознавая, что с каждым толчком комнату всё сильнее заливает свет. Оргазм подобен ослепительной вспышке – и это не поэтический образ.

Это реле комнатной лампы застряло между стеной и передвинутым на новое место диваном. Раскачивание вызвало его перемещение.

***
В гамбургском метро пожилая женщина рассказывает молодой: «Мне было 19, я впервые жила самостоятельно, и я никогда не забуду первую табличку с моим именем на двери дома, как же я ей гордилась»...

Я подумал, что эмоциональную составляющую этого рассказа очень трудно перевести на русский. Есть ли у нас сопоставимые переживания? Да, что-то подобное – получение паспорта, водительских прав. Но символически соответствия двери дома не получается. Двери с табличкой, скромной или не очень. О которой даже сложено немало (попсовых и не очень) песен, настолько это важно и нежно.

И ещё я подумал, что если бы и нам перейти на адреса формата «имя – дом – улица», то в головах непременно случился бы некий сдвиг. Но вряд ли у этого проекта есть перспективы: национальная традиция – нумеровать камеры – незыблема.

***
Одна из самых гениальных анкет на сайтах знакомств в социальных сетях принадлежит берлинскому приятелю, журналисту и редактору. Начинается она с девиза «В начале было слово... и лишь чуть позже – оргазм», а фотографии разделены на три галереи: субъект (портреты в разных житейских ситуациях), объект (тело, автор как кусок мяса) и предикат (от хобби до профессиональных занятий).

***
На пляже в Боберге есть несколько пожилых завсегдатаев, собирающих мусор и приглядывающих за порядком. Они там почти в любую погоду. Если я собираюсь плавать или бегать по кустам, всегда есть кому оставить под присмотр рюкзак.

Вчера мы разговорились с добровольным управпляжем. Я считал, что он младше, а Юргену семьдесят. Рассказывал мне о прежней gay life, удивляясь, что кого-то подобные вещи интересуют. Вместе пришли к занимательным, хотя и довольно очевидным выводам: по мере гей-эмансипации постепенно исчезает всё, что тревожит защитников традиционной морали. Список можно составить длинный: обманутые жены тире разбитые семьи, «места встреч» в темных парках с их неизбежным криминалом, секс в общественных туалетах, ЗППП и т.д.

Юрген немного ностальгирует: «Бывало, здесь на озере случались оргии с сотнями мужчин»... И я склонен ему верить. Последнее поколение двойной жизни – между образцово-показательной семьей и «вечерней сменой» в парке – уходит. Его и без того изрядно выкосил СПИД. Несколько выживших из ума стариков ещё отсиживаются в парковых канавах и туалетных кабинках из-за того что не верят – война кончилась, прятаться больше нет смысла. Остальные обрели под старость счастливый покой: возможность жить с любимым человеком под одной крышей, не оглядываясь на соседей; жить без страха нападения, увольнения, осуждения. Юрген такой. Говорит, что только к выходу на пенсию почувствовал, что жизнь прекрасна. И ещё говорит, что если видит в кустах секс без презерватива, подходит и предостерегает людей. «Но вы, молодые, это и так знаете»...

Спрашиваю: «А твой жизненный опыт подтверждает, что геев всегда было 5–10% населения?» – «Мне кажется, раньше было гораздо больше»...

***
Наверное я часто произношу свои шутки со слишком серьезным видом или у меня слишком тонкий юмор. Когда я только начинал работать в своей немецкой конторе, – это была первая рабочая неделя, да и мой немецкий по-видимому был угловатым, – на меня по дороге в офис пролился дождик. Сижу, пью кофе, приготовленный фрау Байерли. Коллеги выражают соболезнование, что я так промок. Показывают, как включить отопление. День летний, но ветреный. Производственные мощности в количестве пяти компьютеров, принтера и сканера тогда располагались в прохладном полуподвале (это сейчас мы занимаем бельэтаж).

«Отопление»! – воодушевляюсь я и говорю, что сейчас развешу на просушку брюки и рубашку. Это ведь ничего, что я в нижнем белье поработаю пару часиков?

И тут на меня набрасывается секретарша шефа и начинает подробно объяснять, почему так нельзя поступать и чем это чревато.

Я вчера вспомнил об этой истории, потому что был в гостях, пожалуй, даже уточню, провел страстную ночь. Утром между делом обменялся опытом. У мужчины очень хорошее средство для укладки волос. Я сделал комплимент, а он заметил, что ещё одно достоинство этой приятной пасты – её хватает на целых полгода. Разумеется, речь шла об объёме банки. Но я укоризненно покачал головой: «Значит, ты по полгода не моешь голову?!»

Ну и надо ли комментировать. Мне была зачитана лекция о том, как важно регулярно принимать душ и мыть волосы.

И до кучи. Немецкая знакомая, молодая университетская преподавательница между прочим, готовила первый романтический ужин для юноши нетитульной национальности. Молодой человек приехал то ли с творческой работы, то ли из фитнес-студии. Поэтому с большой сумкой через плечо. Хозяйка поинтересовалась, чем это он нагружен, – на что тот улыбаясь объяснил: дома сломалась стиральная машина. Ведь это ничего, если он на время ужина запустит в гостях стирку?

Ничего романтического так и не состоялось.

Правда, преподавательница через неделю осознала свою ошибку (или кто-то подсказал) и даже написала на автобиографическом материале новеллу «Непонимание». Гамбургская вечерняя газета опубликовала её потом в разделе беллетристики.

***
На нынешних зимних каникулах в Новосибирске я виделся с Вовкой. Мы с ним в незапамятные времена познакомились на академовском пляже. Потому что там неподалеку не только университет, но и воинская часть. Вовку перевели из Северо-Кавказского округа повышать дисциплину в Сибири. И кстати, быстро выделили и сделали областным заместителем по гражданской обороне. Только не спрашивайте меня, в каком звании, я в звездочках не научился разбираться.

Вовка был (и остается) героически атлетическим и очень застенчивым. Даже запуганным. Поэтому у него тогда не было половой жизни.

– А откуда ты вообще знаешь, что тебе мужчины нравятся?
– Ну я порнуху видел, мне понравилось.

Приехав в Новосибирск десять лет назад он снимал комнату «у одного деда» на площади Труда. Я туда однажды зашел, и мы посмотрели на старом видаке мультфильм «Побег из курятника».

– Везёт тебе, пацана нашёл, – говорил мне Вовка, вздыхая.

Именно я дал Вовке почитать Игоря Кона и убедил пойти на гей-дискотеку. В первый раз, чему я был свидетелем, Вовка всю ночь простоял у стены (а местные золотые мальчики показывали пальцами на его вязаный свитер), но потом стал завсегдатаем. С кем-то познакомился, немного раскрепостился.

Меня Вовка до сих пор воспринимает как наставника. Этим обстоятельством, честно говоря, ещё десять лет назад очень хотелось воспользоваться, но во-первых, у меня тогда был ревнивый муж, а во-вторых, Вовка был девственником и боялся анального секса.

Следом за мной Вовка зарегистрировался на «голубых страницах», gayromeo.com. Осмотрелся, уволился из гражданской обороны и открыл фирму по продаже аккумуляторов. Дела шли то хорошо, то так себе, и Вовка решил найти заграничного мужа. В своей анкете он написал буквально следующее:

Online: I search the constant partner

The modest, decent (considerable), domestic, culturalought br up guy, without the harmful habits, wishing to share domestic loneliness with kind the man, preferably cultural brought up.
Not constants in relations, and impolite boors - the request to not disturb egoists.
Yours faithfully
Vladimir

Вовка искал с этим текстом несколько лет. Я заметил как-то, что за это время можно было бы немного усовершенствовать анкету или даже иностранный язык выучить, но Вовка считал, что его должны полюбить черненьким.

И полюбили наконец. Какой-то пожилой датчанин пригласил его через онлайн-переводчик в гости.

Вовка сразу распечатал адрес и поехал в датское посольство, плацкартом в Москву. Где ему закономерно влепили в свеженький загранпаспорт отказ: недостаток документов. Куда едет, к кому, зачем, на какой срок?

Тогда Вовка быстро очаровал какого-то пожилого француза. И на этот раз побеспокоился о заверенном приглашении. Через два месяца снова поездом в Москву. Подал документы. Попал на собеседование. Его спрашивают: «Вот вам недавно датчане отказали... А куда вы вообще едете, какими языками владеете, кем вам приглашающий приходится, чем заниматься будете?»

Вовка покраснел и отвечает: «Это моё личное дело, не скажу».

Так потерпели провал планы найти мужа в Европе.

– Я же по телевизору видел, у них в Париж арабы, блядь, понаехали и машины жгут! – матерится Вовка. – Кого пускают и кого не пускают? Да я бы у них машины жечь не стал! Я же офицер! Я бы фирму свою открыл, аккумуляторы ввозил и налоги платил... слов нет!

Вовка натягивает майку и треники. Он встретил меня возле Центрального рынка и позвал на чай. Снимает там двушку пополам с «Шуриком».

– Сука, мясо жарил, меня не позвал... Эээ, только ты при нём тццц, он ничего не знает!..»

Сосед в это время проходит в семейных трусах за дверью со стеклянной вставкой.

– Что ж ты календарь какой не повесишь на дверь, ему так всё видно?

– А чтобы не думал, что я что-то скрываю. Пацанчик мой ко мне приходит, когда у него вечернее дежурство.

– И как часто он дежурит?

– Раз в неделю.

Я выясняю, что «пацанчику» сорок лет, встречаться у того тоже нельзя из-за мамки. Говорю: «А вот у меня яйца болят уже если два дня не ебался».

Вовка краснеет.

– Вовка, а что ты меня вообще домой позвал?
– Нет, ты что, у меня свой пацан, я не буду... И сосед ходит.
– А вот ты в анкете пишешь, что пассив. Я как тебя увидел у меня сразу встал. Вовка, давай, а?
– Не, я так не могу – шепчет Вовка и косится на дверь. – Я не хочу изменять.
Но я уже чувствую профессиональный азарт. Я коварен, я злокознен:
– Твой «пацан» в сорок лет мамы боится. Да он тебя не уважает!
Вова уже немного колеблется. Успех надо закреплять. Стоя спиной к двери, я расстегиваю свою ширинку и показываю:
– Ну Вов, отсосёшь хотя бы?.. Мне очень надо сегодня.
Вовка переводит взгляд с двери на меня и обратно. Наклоняется, но вздрагивает, вытягивается по струнке и скрещивает на груди руки.
Я выразительно и вопросительно смотрю. Мой хуй тоже смотрит.
– Давай я тебе... рукой? – Мямлит мой кадровый офицер.

Мы стоим у подоконника и как бы смотрим во двор. Вовка работает рукой. Очень нежно и в то же время сильно. Я уже почти готов.
– Стой! – Шепотом кричит Вовка, – я сейчас! – Выныривает из комнаты и возвращается с рулоном туалетной бумаги. Отрывает пару полос и застилает ими подоконник. – Всё, теперь можешь!

– Можешь немного грубее, – прошу я. – Да, хорошо, так. Я уже... (Bang Bang).

Ну вот, так мы увиделись с Вовкой. А зачем я это начал рассказывать, уже забыл. Если вспомню – продолжу. Вовка сейчас собирается открывать новый бизнес в Ставрополе, где у него родственники. Только там опять не будет половой жизни, совсем, говорит. Потому что народ очень верующий.

***
С детства один из моих главных паттернов – охватывать много, но не слишком глубоко. Заняться гитарой, но остановиться на уровне костров-походов-колыбельных. Бегать на лыжах – стать вторым или третьим среди мальчиков своего года рождения. Заняться конным спортом – с пятой попытки сдать на третий разряд (и бросить).

Я писал не самые плохие, но и не гениальные тексты в столбик и в строчку. Фотографировал – но не в профессиональной лиге. Был блоггером-тысячником ещё до введения «кириллических сервисов», но никогда – «топовым». И т. д. до бесконечности – все мои работы, хобби, даже любовные истории.

Может быть, мне не хватает работоспособности, воли или заурядного тщеславия. Но вроде бы я всегда находился в мире с собой. С точки зрения равновесия сред – на плаву, в медленном дрейфе туда, куда зовет сердце.

В меня очень, очень часто влюбляются. Наверное именно потому, что обладателями олимпийского золота восхищаются издали, а бронзовые медалисты – они такие близкие и свои. От этого бывает очень хорошо, а бывает одиноко.

***
Российских правдорубов поднимает на бой всё, что связано с гомосексуальностью. Но при этом постинг о мастурбации при помощи кефирной бутылки собирает тысячи исключительно доброжелательных комментариев. Я спрашивал про Онана – отвечают, что его историю не надо понимать буквально. Вот про Содом – другое дело. Ну и разумеется, «малакии не наследуют» это не про онанистов.

Самая показательная реплика последних гомосрачей – «все грехи кроме гомосексуализма чистилище отмоет». Впрочем, и министр здравоохранения высказалась в подобном ключе.

А немцы часто просто не верят рассказам о российском сюрреализме. Ну не может такого быть в стране с космическими ракетами и интернетом. Вот высокие государственные лица, например, заявили, что за Википедией стоит педофильское лобби. Вот жертвам катастрофы пропускают только гуманитарную помощь с наклейками правящей партии. Вот заявления церковников, что Новый Орлеан, Индонезия, Фукусима пострадали из-за бездуховности и грехов. В Храме Христа Спасителя – не ценники, а «зеленые бумажки с цифрами». И каждый день всё чуднее и абсурднее.

***
Два ерундовых наблюдения. Во-первых, проходят времена классического атлетизма, и повсюду в рекламах и на подиумах появляются спортивно-астенические мужчины. Сразу несколько заядлых любителей фитнеса из моего окружения два года назад были 180/80, а теперь 180/70 (и только у меня всё наоборот).
А во-вторых, за последнее время изрядно выросли площади татуировок. Часто встречаю людей, вовсе с головы до ног в картинках. Со мной ещё очень давно знакомый, раскаявшийся в однажды содеянном, делился: чувствуешь себя каждый день в одной и той же рубашке. Новые нос и уши, конечно, тоже не каждый день достаешь из комода. Но мне все равно иррационально страшно смотреть на таких людей.

Часто доводилось слышать, что христианину стыдно иметь ухоженное и здоровое тело. Но это говорят люди, имеющие лишь приблизительное представление об аскезе и умерщвлении плоти. Я думаю, что даже протоиерею Чаплину можно постепенно вернуть совесть и человеческий облик, если обязать каждый день мыться, бриться (что там обычно висит на подбородке?) и качать пресс. Спорт, режим дня и никаких излишеств – кулинарных или с белошвейками.

Дух святой сейчас, несомненно, не с Чаплиным, а с мальчиками из Abercrombie & Fitch.

***
Заглянул по старой памяти на первый этаж гамбургского университета. Несколько парней переминались с ноги на ногу возле мензы, столовки. Зашел в туалет, один тут же переместился за мной. Судя по звукам, кто-то кому-то сосал через дырку в стене кабинки. Всё как во времена мятежной юности. Постоял, посмотрел. Блондинистый и хуястый студент открыто дрочил в проходе. Помимо меня, ещё двое присматривались и, видимо, разумывали, не присоединиться ли.

И в этот момент я испытал сильнейшие религиозные чувства. В кармане спущенных до колен штанов хуястого студента начал звонить мобильный. Не мелодией из какой-нибудь Леди Гаги, а хоровой записью Ave Maria.

Он стоял и продолжал дрочить, светлый и кудрявый как ангел благовещения. А я не выдержал нечеловеческого напряжения и ушёл.


  • 1
Андрей, узнаю цитаты из "Кентавр vs Сатир". Замечательная книга, "Ozon"-ом мне пришедшая. Это чудо как удачная вещь. Спасибо.

cпасибо большое, это как бы постскриптум к кентавросатирам

спасибо ещё раз

перечитываю с удовольствием и через год)

очень хорошо

  • 1
?

Log in

No account? Create an account