Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Next Entry
из фейсбука, октябрь-декабрь
Lamm und Knabe
andrreas
С каждым разом все незаметнее переходы на зимнее или летнее время. Год назад я ещё вручную переводил наручные часы, но потом отказался, за бесполезностью. Остальная техника переводится автоматически.

Повседневная рутина вообще не требует часов. Когда с точностью до минуты знаешь, сколько времени уходит на кофе и тосты, чтение новостей, дорогу к метро, уборку. Раньше я постоянно посматривал на настенные часы в спортстудии, сейчас точно чувствую время по нагрузке, пульсу, усталости.

И гамбургские улицы точнее любых часов. В 8:55 город ещё принадлежит велосипедистам, в 9:00 на велосипедных дорожках остается лишь пара опаздывающих в свои офисы хомячков. Вроде меня.

К восьми выходят на работу простые работяги. В это время рабочие комбинезоны в метро вытесняются пиджаками и джинсами.

В 13:00 в Campus Suite выстраивается очередь за сэндвичами и кофе, в 13:15 исчезает.

В 12:45, 14:45 и т. д. из университета разъезжаются студенты.

В 18:00 выходит из своей полуподвальной квартиры гениальный пианист Нэнни Отто Вернер -- его слава прошла ещё в семидесятые или даже шестидесятые -- и занимает уличный столик в одном из кафе попроще. Если болят суставы, просто переходит улицу в ближайший Dat Backhus. Если позволяет здоровье и нет дождя, -- в особенности если накануне пришло пособие, -- прогуливается двадцать минут до пекарни Stadtbäckerei. Через два часа там закрывают и он неторопливо бредёт обратно. Приветствует по пути бывшую любовницу Митци-Катце, которая ровно в 20:00 выходит на прогулку с маленькой собачкой.

Но что-то не так, чем-то этот день необъяснимо отличается от остальных. Какая-то не то новая, не то фальшивая нота в общем хоре. Ах да, Митци опять перекрасила волосы. Они долго, наверное, целый год, были зелеными, а теперь фиолетовые. И бантик уже не розовый, а желтый.

А в остальном всё по-прежнему.

***

Du hast dein Profilbild geändert. 4. November



***

В Гамбург зима осторожно заглядывает не с первым снегом, а со стаями чаек, которые начинают совершать набеги (налёты?) за продовольствием из порта вглубь города.

Выходишь рано утром в парк и спросонья не понимаешь, чем покрыта земля. но делаешь несколько шагов -- и этот белый ковер поднимается в воздух.

Только одна старая и, вероятно, опытная чайка не удостаивает меня вниманием и продолжает исследовать мусорный бак. Хорошо знает людей. А по остальным пунктам, наверное, атеистка, давно не верит в серебряное небо и Джонатана, пророка его.

***

Стулья! — hier: Hamburger Kammeroper (Allee Theater).



В гамбургской постановке "Юлия Цезаря" советника Клеопатры Нирено сделали советницей Ниреной и таким образом, если я верно для себя уяснил:

а) в современном духе ввели в постановку лесбийскую линию;

б) сэкономили одного дорогого контр-тенора.

***

Kaffee im Boot — mit Lukas Schö und Felipe Sanchez Sosa.


***

На русско-немецком кинофоруме -- зал перед показом "Левиафана" был переполнен -- обратил внимание, что русская публика пользуется в большинстве вынужденных коммуникативных ситуаций ("разрешите пройти", "свободно ли это место?", "Извините" и т.д.) немецким интерфейсом.

И мне самому так вообще-то проще, нейтральнее получается. Хотя принципиально сопротивляюсь.

Дело, видимо, в том, что русский протокол не настолько формализован и однозначен. Даже не столько стандартный набор фраз, сколько набор интонаций.


***

Третья четверть третьего класса, 1985 год. На перемене ко мне подходит одноклассник и спрашивает, слушаю ли я "Модерн токинг". Кажется, я ответил, что они мне кажутся вульгарными (да, да!). Пионерские галстуки, рюкзаки со сменной обувью.

Будучи контрамотом я, естественно, умолчал о том, что буду жить в Западной Германии и лет десять работать на Дитера Болена. И что со мной однажды будет заигрывать его четвертая жена Эсти. Томас Андерс мне всегда был (будет) гораздо по-человечески симпатичнее, но работа есть работа.

А ещё на одной работе в своем прошлом-будущем мне неожиданно (предсказуемо) придется делить офис с сыном Болена из первого брака. Он, кстати, не общается с отцом и вообще случайно оказался здесь.

Всё это я пишу к тому, что Modern Talking исполнилось тридцать лет. И похоже нас что-то мистически связывает. You're My Heart, You're My Soul. Ненавижу и не могу порвать.


***

Протестирована вместимость квартиры в формате квартирника, 25-30 человек. Одного глинтвейна выпито около десяти литров, не считая безалкогольного.

Мы с Василием Циттелем читали тексты в столбик. А нас слушали. Так внимательно и серьезно временами, что было чуть-чуть не по себе. Потом как всегда -- долго говорили, спорили, пели. Поздний гость сообщил, что голоса Марии Левин и Константина Дерри было хорошо слышно с улицы.

Это было первое и уже, наверное, последнее такое сборище в этом году. Огромное спасибо всем, кто пришел, вы замечательные.




***
Weihnachten mit Kollegen
Корпоратив!



***
Провожаем Геру skytale в Америку



***

После бурного секса (втроем) наступила посткоитальная нежность, разговор зашел о Набокове и возрасте счастья. Вспомнили, что Ван Вин и Ада плотски любили друг друга до семидесяти пяти.

А утром я обнаружил, что у меня снялась зубная коронка, боковой резец.

-- И это сейчас. А что с нами будет в 75!..

-- Ну уж за это точно можно будет не беспокоиться. Перед тем, как начать целоваться, мы просто будем вытаскивать челюсти.

Раньше мне нравились гуманитарии, а теперь всё больше технари. Веет от них этаким невозмутимым спокойствием.


***
Yury Kiseløv war mit Andrey Ditzel hier: Tate.



***

Кресло-найденыш со следами самых различных спор жизни.
Обшивка и набивка сняты, дерево почищено и пропитано антисептиком (самое утомительное и антисанитарное занятие).
После сушки восстановил форму оставшимся от ремонта полистиролом. Спинки старой куртки как раз хватило на перетяжку.
Сидеть удобно и стабильно. Надоест клеточка -- натяну горошек!





***

Christmas baked apples with chocolate, nuts, raisins, cranberries, cinnamon and vanilla sauce. — mit Andrey Ditzel



***
Моя блогосферная и вообще творческая активность в прежние годы во многом объяснялась двадцати-тридцатичасовой (а не сорок с плюсом) рабочей неделей. Бюджет был скромным, но и текущие расходы тоже. Никаких кредитов и страховок (кроме обязательной медицинской). Но потом я начал по кусочку выставлять на продажу своё свободное время и свои нервы. Многие друзья и коллеги считают, что не продешевил. Но я сам как-то не очень уверен в иные моменты.

Прекрасно иметь возможность в любое время заскочить в самолет или поезд. Беда лишь, что этого самого пресловутого времени не остается. Сообщающиеся сосуды, если не нарушать законов физики.

***
Это неловкое чувство, когда заполнив в вич-центре (same procedure as every year) непременную анкету обследования, в качестве мотива по наитию отмечаешь крестиком пункт "начало новых отношений", а потом попадаешь к доктору -- молодому и мускулистому такому, с трехдневной щетиной и заинтересованным вроде бы даже взглядом, -- и предательски ловишь себя на мысли, что нужно было указать что-нибудь другое.

Наверное, я неисправим (в своей любви к длинным предложениям и обособлению скобками). А с тестом всё в порядке. Хотя всегда так: ждешь результатов, а перед глазами проносится жизнь, независимо от того, были ли какие-то риски.

Рядом сидела и ждала ухоженная женщина лет сорока. Стучала по столику пальцами, открывала и закрывала сумочку. Наконец не выдержала и заговорила: "А вы здесь тоже в первый раз?"

Поговорили о пустяках. Не в первый, дорогая женщина. И простите, что сбежал обратно в офис, не дождавшись.



***
Утренняя панорама из чердачного окна




***
Мальчишник с крымским шампанским -- довоенным, из запасов Vadym Mark! На прекрасном немецком языке это предложение можно сказать одним словом: Vorkriegskrimsektumtrunk.








***
Cyrill Lipatov 25. Oktober ·

Приснился гамбургский балкон и Ditzel, лениво щекочущий гитару. Закатное солнце пряталось в соседних домах. Андрей мурлыкал «My funny Valentine», но вместо Valentine почему-то Clementinе. Проснулся, и не мог понять, кто такой Клементин, и что делает Дитцель у меня в голове? Ведь, как известно, нет никаких балконов, гамбургов и солнце, а есть один вечный сергейвасильевичкивалов.

***

Забытая было утренняя мобилография 1 октября, на выходе из дома
*Schanzenpark



***
Перекусывал картошкой и колой в деревне на самом дальнем берегу мальтийского острова. Рядом остановилась русская семья с детьми. Вы, наверное, уже успели подумать, что я расскажу очередные ужасы о соотечественниках за рубежом. А вот и нет. Дети -- ангелы и умницы. Родители из породы интеллигентных бардов-туристов. Ещё и заботливая бабушка с ними. Видно, что мир и согласие в семье.

Но вот почему так: если встречаешь наших людей, то либо такие эльфы, либо ну совсем орки. Третьего просто не дано.

А те же немецкие туристы, например, всегда одинаковые. Ни божества, ни вдохновенья. При этом само собой разумеется, хорошие манеры и никакой агрессии, никакого негатива к окружающим и (важно!) к окружающей среде.

***
Забираюсь на детскую горку (в надежде, что выдержит мой вес) и готовлюсь скатиться.

-- Папа, ты в порядке? Папа, ОСТОРОЖНО!

Интонации неожиданно заботливые, бабушкины.

Незаметно для всех кроме Сони выхожу на прогулку с собакой. "А где Андрей?" -- спрашивает мама.

-- Папа пошел писать под деревом!

Перекладываю вещи в дорожную сумку.

-- Полетишь на самолете в Германию?

Наблюдательная и внимательная девочка.



  • 1
Спасибо! Вас очень не хватает. Пишите чаще, пожалуйста!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account