Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Next Entry
в жанре фельетона
Lamm und Knabe
andrreas
Оригинал взят у gorky_look в Орден Бани
Кацапская национальная мифология настолько ядреная, что по накалу лютости обгоняет даже древнегреческую, немного уступая ей в художественности, зато многократно превосходя в полете фантазии.

Причем если греки в основном описывали, какие они герои, то московиты смотрели на мир шире, не забывая рассказать – какие вокруг них все пидарасы. Это качественно оттеняло собственное сияние, а заодно позволяло совместить миф с анекдотом и похихикать над тупыми немцами, например. Которые даже по-человечески говорить не умеют, потому и «немцы». А еще у них на часах минутная стрелка есть, прикинь, Вань! Бу-га-га…

Любимыми мифами кацапов является Чистая Русь-матушка и Немытая Европа. Рассказывать они могут про это бесконечно. И даром, что всякие безумно отважные путешественники покидали Русь-матушку икая и вздрагивая, а дома их рассказы не брало ни одно издательство, предлагая написать что-то более правдоподобное, например про песиголовцев – мифы для кацапа важнее.

Немытость Европы, вообще-то, относится к таким временам, когда Москва тоже особо чистотой не страдала. Великая Чума 14 века научила европейцев, в итоге, мыть руки после горшка и перед едой, бить блох и не жрать с пола. В Московии иерсиния пестис тоже отметилась, но не так масштабно – то ли по принципу «зараза к заразе не пристает», то ли «что русскому хорошо – то немцу смерть».

Европа выводы из гигиенической катастрофы сделала. В городах появились канавы и стоки, свалки вынесли за город, а срать на головы прохожим стало неприлично. Когда в Москве появилась первая мостовая – ищите в ноучных энклацыпедиях. Вроде бы только деревянное мощение началось аж в 14 веке. В Париже мостили камнем однозначно в 12-м.

Удивление европейцев вызывала не любовь московитов к бане, а масштабы затрат на это. Время было дикое, парового отопления не было, колодцы давали только холодную воду, а дрова стоили денег. Собственно говоря, мыться, если есть дрова, дело нехитрое. Европа в плане лесов была уже значительно покоцана, а оставшиеся леса, как назло, были чьи-то, хозяин обычно решительно протестовал против вырубки. И если «в лесу раздавался топор дровосека» - то туда немедленно выезжала конная опергруппа для поимки преступника. Поэтому бабуся, бредущая с вязанкой хвороста на горбу – самый распространенный европейский типаж того времени. Даже относительно теплой европейской зимой двинуть кони от переохлаждения в собственной кровати было в порядке вещей.

В то время нищему могли подать полено, и он говорил "спасибо".

Конечно, для европейцев, гревших для мытья воду в тазиках, московский банный психоз выглядел фестивалем щедрости. А чего бы и не топить баню, если лес вокруг? Но если бы они посмотрели не на удовольствие от бани, а на санитарную ситуацию в целом… Нервы крепкие? Если да, то я приведу цитату из времен, когда, казалось бы, гигиена от дров уже не зависела.

"Даже и в тех случаях, если мать оставит няньке достаточное количество перемен белья, не в интересах последней менять это запачканное бельё по мере надобности, так как стирать это бельё придётся ей же самой. И потому, можно себе представить, в каком ужасном положении находятся спелёнутые дети, завёрнутые в пропитанные мочой и калом пелёнки, и это к тому же в летнюю жаркую пору. Сделается совершенно понятным и ничуть не преувеличенным заявление всё того же наблюдателя прот. Гиляровского, что от такого мочекалового компресса и от жары «кожа под шейкой, под мышками и в пахах сопревает, получаются язвы, нередко наполняющиеся червями» и т.д.

Также нетрудно дополнить всю эту картину той массой комаров и мух, которые особенно охотно привлекаются вонючей атмосферой около ребёнка от гниения мочи и кала. «Мухи и комары, витающие около ребёнка роями, — говорит Гиляровский, — держат его в беспрестанной горячке уязвления». Кроме того, в люльке ребёнка и, как увидим ниже, даже в его рожке разводятся черви, которые, по мнению Гиляровского, являются для ребёнка "одними из самых опасных тварей".

Доклад в соединённом собрании Общества Русских Врачей, Общества Детских Врачей в Петербурге и Статистического отделения Высочайше утверждённого Русского Общества охранения народного здравия, 22-го марта 1901 г., в зале музея Н.И.Пирогова, Д.А.Соколова и В.И.Гребенщикова


Это уже первый год двадцатого века, между прочим. Что творилось веками, до того, когда даже не было этих «Обществ Русских Врачей» – можете себе представить сами.

Детская смертность достигала от трети до половины от всех новорожденных за первые пять лет жизни. Причем пиковые показатели приходятся не на глухомань, а на центральные губернии. Масква, каму ты атдана? Меньше всего, кстати, от заразы гибло детей в Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях.

Потому что Немытая Европа, наверное.

Так что не надо путать деревенский аттракцион «погреться и поебаться в бане» с любовью к чистоте. Вне бани москаль жил в таком говнище, что иностранцы зажимали платком нос и боялись в хату зайти – оттуда вонью дверь вышибало наружу.

И если русские послы говорили, что Людовик Каторз смердит аки дикий зверь, то датский король говорил, что после второго визита русского посольства ему придется строить новый дворец. Воняло от них по-разному, что ли?

Второй любимый москалями анекдот – это про засранный до крыши Лувр с Версалем.

Тут надо понимать следующее: Лувр – это не такой диснеевский замок с башенками, где живет король с королевой, и приглашает туда на аудиенции избранных. Тогдашний Лувр – это здоровенное здание, по которому шароебятся все, кто попало – если имеют допуск ко двору. Король там скромно живет в одном из флигелей, куда никого не пускают. Если кто не понимает – полистайте, например, «Хронику времен Карла IX» Проспера Мериме. Это такая смесь крытого рынка и вокзала, где шляются непонятные люди, а по углам спят, срут и трахаются.

Естественно, никакой канализацией тогда и не пахло (в любом смысле), ни в Версале, ни в Кремле. Поэтому король у себя дома срал в горшок, который выносил лакей, а остальные вообще срать были не должны, или приходить со своими горшками.

В царские палаты в Московии кого попало не пускали, поэтому по углам там было относительно не сильно насрано. Но как только Петр прорубил окно в Европу, начал строить Зимний дворец по европейским понятиям, а Екатерина его достроила – этот дворец засрали еще быстрее, чем Лувр. Кстати, в луврах-версалях к тому времени срать в комнатах (не в коментах!) перестали, элементарно ужесточив пропускной режим на входе. А в российском Зимнем просили гостей хотя бы жопу шторами не подтирать, потому что пол вымыть проще, чем бархат отстирать.

Так что дело, как мы видим, не в любви московитов к чистоте, а в простейшей организации караульной службы. Как известно, в домах без кодового замка, в лифте всегда нассано, а на стене написано «хуй жив». Даже в Культурной Столице России.

Ну и третья байка – это про европейских грязных королей, которые мылись два раза в жизни. Точнее, полтора, потому что один раз на свадьбу, а второй раз обмывали их труп перед погребением. Особо сочно описывается житие Изабеллы Кастильской, которая типа призналась, что мылась два раза в жизни.

Кому из кацапов она лично в этом призналась – мне неизвестно, но байка берет старт с ее обета не мыться и не менять рубашки, пока не будет отвоевана у мавров Гранада. Хитрая Изабелла имела оперативные данные от разведки Генштаба Кастилии и Арагона, что Гранаде пипец уже нарисовался на днях, так что ничем по сути не рисковала, элементарно устроив пиар-акцию для населения. Ловкая наездница, спортсменка - по тогдашним понятиям - Изабелла Трастамара, если бы не мылась, то сгнила бы от лошадиного пота еще до свадьбы с Фердинандом Арагонским.

Во времена "немытой Изабеллы" испанские дамы уже пользовались текстильными прокладками, а в Банной Московии все еще подтыкались между ног сеном. А то и просто так ходили, перед сном ноги снегом вытирали. Странно, да? Женские прокладки, одеколон, мыло, канализация, ватерклозеты, туалетная бумага, зубной порошок, детская присыпка, - все, почему-то, не зародилось в Московии, а было позаимствовано в Немытой Европе. Эта загатка ноуки все еще ждет своих покорителей.

Понятно, что миф о Немытой Европе радует кацапов. Европейские короли не моются! А мы тут, ни разу не короли, а после бани с водочкой в снег прыгаем!

Услышите такое – спросите у кацапа: почему обсуждение вопроса на совещании у россиян до сих пор называется «прениями»? И почему из всех достижений мировой косметики России принадлежат только щеки в свекле и синяк под глазом от любимого мужа. И послушайте, что он ответит.

А за Трезвую Русь-матушку, пьющую только меды ставленные, поговорим отдельно. Там есть о чем поговорить

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account