?

Log in

No account? Create an account
Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Next Entry
Два зайца
Lamm und Knabe
andrreas
Когда моя семейная жизнь в Гамбурге покатилась под откос, я уехал побродить по Венеции и Новосибирску. Венецию я не видел никогда, и поэтому просто принял факт её существования к сведению, а в Новосибирске не был только два года, но зато каких... Именно в это время в местной жизни произошли какие-то тектонические изменения. Видимо, пустоши, образовавшиеся в русских недрах из-за откачивания углеводородного сырья, вызвали не только подвижки обширных земных пластов; они резонировали и отдавались гулким эхом, искажали голоса и отражали радиоволны. Телеведущие вдруг загнусавили интонациями владимирского централа. Газеты стали скучны. Центральный кинотеатр «Пионер» больше не сдавали в аренду лесбиянкам и гомосексуалам. Гей-дискотеки нового образца проводились на границе частного сектора, в подвале за обоссанным собаками деревянным забором.

Стоило устроиться на стульчике довольно импровизированного бара, как ко мне подошел какой-то робкий юноша и попытался заговорить по-английски. Я осмотрел себя: в моих джинсах и майке не было ничего особенно западного. Но, наверное, находясь некоторое время среди представителей закатывающейся европейской цивилизации и не предохраняясь регулярным общением с соплеменниками, очень легко подхватить иной, равнодушный и поверхностный, взгляд, осанку... в общем, что-то выдало меня. Но я ответил, что приехал в командирову из Кемерово – и юноша сразу потерял ко мне интерес.

А потом внезапно ожило всё былое, потому что по темной лестнице в клуб спустился он – Тимка. Высокий и породистый. Правда, он всегда был таким, - даже на ёлке подшефного третьего класса, когда в костюме Буратино, под руку с одноклассницей, моей младшей сестренкой, - Мальвиной, следует понимать, выходил что-то зачитывать к доске. Тимка подрастал и, обогнав меня ростом, постепенно перестал заходить к нам делать уроки. Но однажды мы буквально столкнулись на дискотеке. И не где-то, а в том самом, легендарном гей-«Пионере». «И ты здесь?», - подмигнул он мне, - «Классно! Звони как-нибудь!»

«Кстати, знаешь, кто там ещё был?» - на следующий день я без всяких задних мыслей делился впечатлениями о вечеринке со своей понимающей сестрой, - «Тимыч! Правда, здорово?» Позже сестра, тоже без задних мыслей, шутя, поделится со своей лучшей подругой: «Вот почему у него нет девушки!..» Но лучшая подруга почему-то испугается и передаст Тимке на уроке записку – «Это правда? Как ты стал таким?»

Тимка не мог простить утечки конфиденциальной информации, пусть она и не причинила какого-то особенного вреда. И лишь сейчас, спустя несколько лет, мы впервые могли об этом говорить – и смеяться. И, вообще, нам было о чем рассказать друг другу. Обоих помотало там и сям. Его занесло в речное пароходство, - две навигации до Обской губы; в перерывах - курсы в Доме моделей и сертификат «манекенщицы», - для единственного парня в наборе не нашлось подходящего свидетельства. Поступления и отчисления из вузов. Наконец, совершенно неожиданно, газеты, реклама. И дела, кажется, стали налаживаться.

- Я тебе сейчас что-то скажу, но возьми паузу прежде, чем ответить. Не подумай, что я часто говорю такое и что мне легко...

- О чем ты, Тим?

- Поехали отсюда ко мне?.. Я... я просто хочу тебя потрогать...

Через две недели я возвращался в Германию, - то ли с тяжелым сердцем, - если оно вовсе не осталось в Новосибе, - то ли с тяжелой совестью. План был следующий: разобраться с кучей учебных и прочих дел, заработать за пару месяцев немного денег, привезти Тимку на рождество, прокатиться с ним по европам – и возвращаться строить новую старую жизнь в Россию. Я запасся терпением.

Хотя, может быть, и не было никакого плана. Или я не мог быть для него на расстоянии тем, чем был вблизи, в темной съемной квартире с капающими кранами и допотопной гэдеэровской стенкой; во время длинных прогулок по набережной и мосту между правым и левом берегом; с общими приятелями в «Трубе», где мы неизменно заказывали под водку грибное ассорти. Во всем была какая-то обреченность, а, может быть, грусть скорого расставания.

Так или иначе, моё терпение оказалось протяжёнее и больше, чем его. Через месяц Тимка познакомился с неким пловцом и всё чаще испытывал по телефону мои нервы рассказами о его замечательной фигуре и прекрасных глазах. Как-то незаметно пловец переехал жить к Тимке.

По необъяснимым причинам мужчины разбегались от меня, - сначала мой зрелый и мудрый муж, потом юный и легкомысленный Тимыч... И тогда я – от скуки, отчаяния, недотраха или всего этого вместе, - подпустил и прикормил Якоба, славного немецкого мальчика с подоконника не менее славной обсерватории Эппендорф.

Известие о том, что Тимка, несмотря на свою новую любовную жизнь, намерен воспользоваться моим прежним обещанием и приехать на рождество, Якоб воспринял философски: он собрал вещи и переехал ко мне, чтобы держать ситуацию под личным контролем. Мне предстояло провести самые дурацкие в моей жизни, полные хаоса и стресса, Рождество и Новый год.

(продолжение здесь http://andrreas.livejournal.com/162615.html)


  • 1
predstojalo ili predstoit?

эта сложная система аспектов в русском...))) нет, предстоит только апрель!

Прочитал, написал, стер. Комментировать что-то бессмысленно. Ожидая продолжение...

я его тоже написал и стёр:-) но, может быть как-нибудь перепишу...

Я стал лучше тебя понимать...

то есьб вот как легко добиться (взаимо)понимания?:-)

Прикольно.
Даешь продолжение! :)

кто здесь зайцы

расширительное определение - все действующие лица... а вот кто и за кем гнался еще лишь подлежит описанию и воспеванию)))

Все же сентиментальная нота в текстах (если эти запсис воспринимать именно как тексты) немного мешает...

Правда? Брюзжу?:) Я сам воспринимаю эти записи как конспекты и мне странно, что в них хоть эмоциональная компонента всплывает... Подумаю. Или, вернее, постараюсь поменьше думать.

А ты не хочешь написать книжку,записную книжку, собранную по листочкам, стихийно - вот из таких зарисовок, кусочков фотографий, людей, имен, набережных и настроений?)

мне кажется, я и записную книжку не потяну))) лень!..

напиши пожалуста

иногда так хочится почитать

а подпись или хотя бы инициал?:)

спасибо

(Deleted comment)
cпасибо, что ты об этом сказал, потому что мне казалось, что читается не очень легко.

но до крупных форм еше расти и расти...))

Призма времени зачастую искажает воспоминания даже о самых важных и значимых событиях, что уж говорить о более мелких... Впрочем, о чем это я? Творческих замыслов не касаюсь, просто спрошу - не боишься ли ты обидеть кого-нибудь по неосторожности?

Ну вот, докатился, скоро этого уютного и уединенного уголка не станет.

Стараюсь беречь прототипы, если ты об этом.

Пасиб.
я прямо наслаждаюсь этой повестью или даже многочастным романом))

ну судя по рассказу
ellta это сестра :)
Ты так красиво пишешь, читается на одном дыхании

  • 1