?

Log in

No account? Create an account
Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Next Entry
Проблема познания
Lamm und Knabe
andrreas

Говорят, что Гоша всегда учился в нашей школьной параллели, но я почему-то заметил его только за год перед выпуском, когда  классы в очередной раз перетряхнули. Может быть, потому что такие гладкие и правильные мальчики совсем не бросаются в глаза. Он всегда ходил в одном и том сером вытянутом свитере, отвечал тихо, а на переменах и вовсе куда-то исчезал. Гошу даже гопы не трогали. Но зато стоило ему появиться на улице со мной или с кем-то из наших общих приятелей - агрессия всего мира вдруг концентрировалась на сопровождающем лице. Гошу физическое насилие неизменно миновало... А вот мои выбитые передние - дань нашей недолгой философической дружбе. Защитник слабых...

"Каждая опасность дает также преимущество. Центр гортани приносит синтез. Так меч закаляется в огне. Конечно, каждое пламя опасно, но тонкость формы восприятия утверждается пламенем..." Мы читали Блаватскую, Клизовского, Андреева, Агни Йогу и прочую хрень. "Далеко от жизни; не понимаю", - жаловался я. - "Ты просто стоишь на низкой ступени развития", - упрекал меня Гоша.

Как-то нас вдвоем занесло на одно из таких сборищ одноклассников - с пивом и просмотром порнухи - которые мы обычно отвергали, - разумеется, как занятие, недостойное людей Новой Эпохи. Гоша не отрывался от видика: "Гляди, он вытащил перед тем, как кончить. Чтобы она не забеременела..."

Дрочили все вместе, прямо на пол. Гоша выпустил самую мощную и длинную струю - и купался в лучах славы. - "Да у тебя просто с неделю ничего не было!" - "Нет, я сегодня уже спускал. Это из-за упражнений на кундалинь!"

Начиная с этого вечера, интеграция Гоши в жизнь класса зашагала по сравнению с тем, что было, семимильными шагами. Он даже поехал со всеми на культовую среди выпускников школы базу отдыха; должно быть, в силу соседства с населенным пунктом она называлась - и сейчас, наверное, называется - "Девкино".  День заезда, лес и река, пьянящий свежий воздух. Конечно, я замечаю стихийное разделение на парочки, косые взгляды, мелочные сценки ревности. Но дела до этого мне почему-то нет. После умеренной выпивки, - по завету родителей я контролировал себя, - на диванчике веранды меня постигает сон.

Гоша долго трясет меня за плечо: "Там... такое сейчас!" - "Ну что тебе" - "У нас в классе есть половая жизнь, я сейчас во втором корпусе видел" - "Ну и что, мы все взрослые люди, дай поспать..."

Так я и не узнал, что за половую жизнь мне предлагали посмотреть.

Приближались выпускные экзамены. Гоша сходил с ума от любви к одной из одноклассниц. Но та вдруг стала уделять внимание мне. Внимание заключалось в том, что иногда мне давали подержать пухлую, пахнущую мамиными духами ручку. Конкуренция между двумя титанами мысли 11-го "А" приобретала зримые формы - мы оба шли на медаль. Сокрушительным ударом для меня стало Гошино выпускное сочинение по литературе, - говорят, в истории нашей школы еще не было написано ничего сопоставимого по гениальности. (Я же, разумеется, наваял что-то посредственное и серенькое по "Белой гвардии".) Тему, так впечатлившую комиссии всех уровней, Гошечка придумал сам. Кажется, формулировка звучала "Русская интеллигенция и проблема познания."

Сокрушительным ударом для Гоши, однако, стал провал вступительных экзаменов в универ и поспешное бегство от армии в Институт железнодорожного транспорта, куда отличников брали без экзаменов.

Девочка с пухлой ручкой связалась с каким-то старшекурсником и Гоша решил, что это обстоятельство должно обновить нашу старую дружбу. Ведь мы оба познали горечь разочарования в женщине. Я не спешил разубеждать его. Наши эзотерические беседы продолжались. Постепенно и без того укороченное имя моего приятеля размякло, как кусок булки в чашке с молоком, и я все чаще называл его не Георгием и не Гошей, а Гошечкой. Это очень ему шло. Свободолюбивый дух Гошечки и железнодорожный транспорт были излюбленными темами моих поэтических сочинений.

Суровый взгляд из-под очков,
ланиты цвета кабачков.
Печален в мудрости своей
и одинок в кругу людей.


Однажды в два часа ночи дома у моих домашних раздалась трель звонка - и даже не трель, а несколько протяжных пулеметных очередей - и стук, как будто кто-то оказался в беде. Отец оттеснил меня и сам открыл дверь. На коврике стоял запыхавшийся и до нитки промокший Гошечка. "Вы не поверите, что стряслось!!!" - "Подожди, переоденься, я сделаю тебе чай и ты обо всем спокойно расскажешь..." Но нетерпение, видимо, было велико и Гошечка сбивчиво начал прямо с порога... Оказывается, пухлая девочка залетела - а, спрашивается, разве можно залетать на первом курсе - он узнал это от общей подруги. Никто не знает, женится ли на ней этот тип. Поэтому Гошечка готов признать ребенка своим и жениться на ней сам. Он сделал бы предложение прямо сегодня вечером, но её подъезд был закрыт и Гоша простоял несколько часов на улице. А теперь не может вернуться к себе домой. Транспорт не ходит, денег на такси нет.

"Вопрос довольно деликатный, и я советую тебе выдержать паузу. Может быть, настоящий отец - вовсе не скотина? И что это за добрые подруги, которые так обходятся с конфиденциальной информацией?" Что-то мне подсказывало, что Гоша поступает неверно. Пытаясь в этом разобраться сам, я произнес пламенную речь о чести, достоинстве и ранимости. Кухонный разговор затянулся до утра, предложение сеодца, руки и имени было отложено; я, кажется, сыграл роль доброго пастыря. Через месяц Гошечка выступил свидетелем на скороспешной свадьбе. Пухлая девочка и её старшекурсник были счастливы.

За свадебным столом Гошечка разоткровенничался. Конечно, он еще девственник - согласитесь, в восемнадцать лет это как-то старомодно, - но это его осознанный выбор... "Да, мы с тобой выбрали трудный путь развития" - обратился он ко мне. - "Почему трудный? Я как-то не ограничивал себя с сексом..."

Гнев Гоши был страшен. Лучший друг уже давно трахался - и молчал об этом! Теперь оставалось выяснить, с кем... "Знаешь, дорогой, это моя частная сфера. Но не только с девушкой..." Гошечка с ужасом передвинул стул, увеличивая дистанцию между нами сантиметров на двадцать. Которые, видимо, должны спасти его от сексуального посягательства...

Второй курс. На пересдаче зимней сессии Гошечка знакомится с какой-то лаборанткой и вскоре взахлёб рассказывает по телефону: "У нас все по-настоящему... Да, понимаешь, абсолютно всё!"

Весна - и снова, как год назад, Гошечка колотится в дверь. Два часа ночи. "Теперь я как благородный человек должен на ней жениться... Будешь моим свидетелем?" Я нахожу предлог отказать. Наша дружба обрывается и мы не видимся несколько лет.

Конечно, я старался следить за тем, что происходило с одноклассниками. Знал, что Гоша вылетел из института, откосил от армии и устроился продавать какую-то мебельную фурнитуру. Знал, что после свадьбы они с женой жили у тёщи - и ненароком сделали второго ребенка.

Прошла целая вечность, - тогда, на первых курсах это было невозможно себе представить - десять лет. Я приехал в Новосиб навестить родителей и случайно узнал, что Гоша разводится. Город не настолько велик, чтобы не отыскать в нем человека. На удивление, Гоша сразу выехал на мой звонок. Щеки слегка впали, на голове наметилась седина, под глазами обозначились ямки и тени, но, если не присматриваться, всё было как тогда: гладкий и незаметный мальчик в заношенном сером свитере. "Тебе везло. А у меня не сложилось. Ну ничего. Переехал к маме, продаю фурнитуру для мебели..."

Рассказ постепенно начинал наскучивать... "А помнишь проблему познания?" - я не выдержил и перебил на середине предложения.

Гошечка осекся и замолчал.


Когда-то я очень боялся стать таким человеком...

тоже ходил по лезвию бритвы? по мосту между Октябрьской и Горской?

Вот ради этого я и завел ЖЖ. Спасибо.

Страшно. Хотя и жизнено. Для многих.

А чего же в этом страшного? Все счастливы, человек вот нашел себя, фурнитурой торгует

жизнь натуралов банальна и предсказуема.

не скажи, знаю массу банальных и предсказуемых геев.

У меня сочинение было "Что я люблю и что я ненавижу", прикинь :)

Гошечка-то устроен же как-то.. а вот возбуждают меня фразы "тебе-то хорошоооо"..

да, иногда себя ловлю на том, что и сам почти сказал кому-то эту фразу. и стыдно становится.

"ланиты цвета кабачков"! ))) баклажанов!

Синие, что ли?

Не удивляюсь, читая тебя :-)

Мой медалист Гриша вылетел из двух ВУЗов и работает в автосервисе, кажется. Но наша проблема познания в свое время переросла из слов в "дело". А ведь мог бы быть талантливым физиком...

Re: Не удивляюсь, читая тебя :-)

я иногда раздумываю о том, действительно ли переросла или просто так сложилось. И, конечно, найдутся люди, которые и в наш адрес скажут "а могли бы стать..."

я так и поняла. :) все ок.

вас тоже рерихи не обошли в свое время? или это нам повезло с религиозно-филосоыским уклоном?

у меня сочинение было про "Иуду Искариота" Андреева, "Мастера и Маргариту", рок-оперу "Иисус Христос - Суперзвезда", "Мы" Замятина и главу "Великий Инквизитор" из "Братьев Карамазовых" одновременно. Все были в шоке. Моя учительница литературы - в экстазе :-))))

*потирая ладоши: сейчас будем меряться выпускными сочинениями)))

Я рад, что вижу у себя такие посты во френдленте.

обычная история. еще всякие там печальные судьбы вундеркиндов можно вспомнить. но кому-то и и фурнитурой надо торговать, я не представляю что делать без фурнитуры! и, что-ни говори, всегда приятно так приоткрыть слегка окошко белого лимузина и снисходительно поглядеть на бывшего школьного гения, которого тебе когда-то ставили в пример, продающего сигареты на вокзале (ну это я так, утрирую) а изложено красиво!

ну какой же вундеркинд, я, видимо, неправильно расставил акценты. И раньше каша в голове, и потом. А вот снисходительно поглядывать не могу, от фурнитуры не зарекаюсь.

Банально, но странная штука - жизнь! Именно такие мальчики обычно потом почему-то торгуют мебельной фурнитурой...

мистики и философы?

не пойму о чем здесь сожалеют в комментах. так ли уж важно, чем герой "торгует"?
о выпускном сочинении. никогда не мог собраться с мыслями, когда мне задавали темы о классике. то, что от нас ждали, не хотел писать, а то, что думал на самом деле - не принималось. поэтому выбирал "свободную тему". выбрал "проза советских писателей о войне". разобрал повесть Николая Попова "В огне", про танкистов. Захватывающее повествование про дружбу и подвиги. Получил 5/5. Все бы ничего, но литераторша стала доставать уже на выпускном, что за писатель Попов? Надо ли говорить, что и писателя и повесть с сюжетом я выдумал сам)

мне не удалось разрешить мысль, наверное... считай этот фрагмент просто формальным экспериментом. Цель - поиск закономерностей, управляющих нами. Просмотр школьниками порнофильма, обсуждение - и нежелательные беремености. Два ночных разговора с промежутком в два семестра. Основы миропонимания новой эпохи - и на дне. Романтика подвига - маленькие подлости. Отвлеченная чушь, которой нас пичкали в школе, - и прекрасный новый мир после выпускного.

Все банально, копать некуда, и чем герой торгует, действительно, не так уж и важно.

похоже на "школьную антологию" Бродского:)

куда мне до антологий... но этот цикл у него люблю