Андрей Дитцель (andrreas) wrote,
Андрей Дитцель
andrreas

Leidenschaft

Затянувшийся ужин за ноутбуком в одном из кафе Альтоны и экзистенциальный разговор с Ником о кризисе немецкого театра. И о том, почему после нескольких лет в Германии у меня происходит маленькая контрреформация: вытеснение аборигенов и приобретение новых русских/русскоязычных друзей. "Я знаком с массой интеллигентных людей, которые могут говорить о русской литературе, влиянии буддизма на творчество Гессе, новой парадигме сценического искусства и т.п. Но я не знаю ни одного человека, с которым можно было бы поговорить об этом увлеченно, страстно - leidenschaftlich - поспорить о какой-нибудь мелочи, скатиться в стиходекламацию, подраться и побрататься. Так же и современная литература равно режиссура в Германии - всё делается так, как будто за этим нет ничего трансцендентального. Есть искусные ходы, но это еще не искусство. Вот в новой интерпретации "Войцеха" - которая в жестяном ящике, залитом кровью - если герои передвигаются по периметру треугольника, то это считается невероятно креативным - ведь режиссер намекает не на хухры-мухры, а на святую троицу (или, спорят газеты, на последовательность полосок германского флага!) И такая пустота за всеми этими Войцехами и бегущей Лолой, снятой как нехитрое уравнение и вытянутой за уши только игрой актеров; Франка Потенте играет так, будто в её роли есть что-то иррациональное и метафизическое, хотя и там, конечно, зияющая пустота. У посредственного драматурга на сцене выстреливает каждое ружье. А гениальный предоставляет им распорядиться самому зрителю. Возможно, после представления, но зона поражения оказывается куда обширнее. В этой стране почему-то нет гениальных писателей, актеров, режиссеров, певцов и т.д. Есть масса умелых гюнтеров грассов, которые то ли таковы от рождения, то ли всю жизнь катятся на ручном тормозе." (Этот пассаж примерно передает содержание моего монолога.)

Следует неожиданная реакция.

- Я недооценивал тебя - подскакивает Ник, cнова садится за столик и стучит рукой по столу так, что нам вопросительно кивает официантка. - Ich habe dich lieb. Мне сегодня многое открылось. Да, ты прав... Именно этого нам не хватает в жизни и искусстве. Leidenschaft... Leidenschaft.

Хорошо, что оно так. Хорошо поддерживать дистанцию с человеком, задающим через месяц знакомства вопрос "Bist du ein spiritueller Mensch?" Но я думаю, когда окончательно развеются рудименты былого порно, у нас будет замечательный общий кружок друзей, куда вольются прочие геометрические фигуры. Да оно уже и есть так.

Не знаю, почему столько чести бывшим. (Семаджик стерпит, а работа не волк.) На самом деле я постоянно думаю о своем Лохматом - прямо сейчас он летит в Москву. Он - ребенок, скорее, европейский, хотя и говорящий по-русски. И не был там много лет.

В ночь на четверг среди знаковых знакомых лиц на танполе КИРа - водка с колой "ты же русский" 1/1 и почему бы после этого не покурить и не пообниматься с девушкой - я поймал на себе тяжелый вгляд. Кто-то бесстыдно раздевал меня глазами, стягивал налипшую майку. Я поймал этот взгляд. Бледное нездоровое лицо у стойки, подсвеченное красным прожектором - продолжает пялиться. Делаю шаг навстречу - меня пробивает на хи-хи. За барной стойкой лицом к танцующим стоит гипсовый Ленин.

Не понимаю, почему Ленин, Че Гевара, Аэрофлот, серп и молот это так cool... Т.е. не понимаю, какие психологические механизмы стоят за этим.
Tags: дыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments