December 22nd, 2005

Lamm und Knabe

возвращение

Засиделись с Феликсом в заведении с говорящим самим за себя названием "Essen und Trinken", возвращался домой на велосипеде по темноте, под дождем. Там, где Альстер соединяется с Эльбой, под мостом у старого странноприимного дома играл саксофонист в клетчатом пальто. Просто играл сам для себя - в округе не наблюдалось ни одной живой души. Под мостом было сухо и светло благодаря двум лампочкам. В воде отражались городские огни. - "Здесь очень красиво с твоей музыкой" - "Я люблю это место."

Не боюсь никаких городских сумасшедших, но эта женщина меня не на шутку напугала. Ночью на покинутом всеми рождественском рынке бросилась на меня из-за палаток. Вытаращенные глаза и всклокоченные волосы. Она кричала что-то по-испански, тыкала пальцем и называло меня, если я правильно расслышал, Рикардо.
Lamm und Knabe

о старом (два года)

мы потратим все деньги на монитор,
будем чаще варить картошку пока не зарплата
или ужинать у друзей - хорошо вспоминать
о визитах из вежливости, и замечательно,
что нам все неизменно рады... Ведь мы давно

чересчур замыкаемся друг на друге:
не выходим из дома после работы в будни
и валяемся на диване по выходным,
если ходим в кино, то чаще вдвоём
или с лучшей подругой (и как ей не скучно с нами?)

Мы пока не столкнулись с потребностью
в одиночестве, чтобы о чем-то думать
самому по себе, каждому непотревоженно:
чтобы не отвлекаться на ласку.
всё хорошое быстро проходит или становится пресным