January 30th, 2006

Lamm und Knabe

глобальное потепление

В гавани лед, корабли не поднимаются по Эльбе выше Гамбурга, но наши паромы мужественно рассекают снежные поля. Чувствуешь себя высадившимся на Солярис космонавтом: легкий туман, льдины стучат о борт, за кораблем остается дорожка воды.

В такие дни дома нельзя обойтись без хорошего красного вина. Кто-то, правда, предпочитает мартини - с оливами или кусочками абрикосов, - но мне кажется декадентной уже сама форма бокала для мартини. Нет, я - служитель другой музы. Вечером накануне пригубил в одиночестве бутылку вишневого ликера. Восторг и какая-то запретность состоят в том, чтобы потягивать горьковатый напиток из горлышка.

Господа местные, отпускавшие злые шутки о горячих парнях и последнем тормозе из Ниндорфа. Умерьте свой пыл. В Ниндорфе, недалеко от моего прежнего стоматолога, теперь обитает живой Майкл Джексон. Серьезно говорю. И все газеты эта тема занимает; Абендблатт отправлял Марсело на съемку, но у него был выключен мобильный, жирный кусок получил другой фотограф.

Знакомство с прекрасным. Только сейчас понимаю, почему так дороги места на первых рядах даже в таком проходном (эксперты говорят!) заведении, как гамбургская опера. Из-за эксклюзивной возможности наблюдать за отклеивающимся - и падающим в оркестровую яму - париком исполнителя. Ах, старая добрая Альчина, как просто было выражать свои чувства в эпоху барокко. "Вы зажгли в моем сердце пламень" - "Я буду хранить тебе верность" - или, в зависимости от творческого замысла, гневно - "Покинь меня, неверный!"

Есть что-то общее между разумным океаном и волшебницей, населяющей свой остров мороками и галлюцинациями. Виктор и Виктория тоже живут то ли на ковчеге, то ли на небольшой орбитальной станции. Я думаю, что если счастье и существует объективно, то лишь в закрытом объеме или секторе пространства. Океан атакуют жестким излучением, волшебница теряет свой дар. В понедельник нужно выходить на работу - причем всё начинается с зануднейшей планёрки - что тоже является актом разрушительным, хирургическим и бесчеловечным.
Lamm und Knabe

и почти затонувшая лодка




Развивая тему прошлого поста. Паромы - самый симпатичный из гамбургских видов транспорта. Первое фото - с берега под моими окнами. На втором (за кадром, разумеется) Макс подстраховывает меня от падения в ледяную воду. "Гармония" отходит от пристани, а "Репербан", - у каждого парома есть свое имя - пришвартовывается. И просто пара красивых лодок в музейной гавани, куда я бегаю трусцой, если не болею и не пью.