February 7th, 2007

Lamm und Knabe

бытовуха

Новое дома: вот эти великолепные полко-столики начала 70-х (кино про Уши Обермайер, кстати, отсмотрено и рекомендуется всем, первые ассоциации - полотно масштаба "Народа против Ларри Флинта"...) эти великолепные оранжевые полки - результат торга в антикварном магазинчике в Гриндельхофе (30€). А старый диапроектор я привез от родителей. По вечерам он служит настольной лампой. Коробка диафильмов тоже в наличии - вся советская детская классика, "Кто живет в холодном море" (с которым связаны чуть ли не первые воспоминания - мне три года, я требую повторить именно его!), "У кого язык длиннее тела", "Кто кусается даже мертвый" и прочие. Есть что-то безнадежное в их просмотре: плёнки такие старые, что теперь просто ломаются за один-два раза. Никто не знает случайно, как с ними поступить? А то получается, что у меня есть примерно 50 коробочек с препаратом детства - и я не хочу просто потратить эти дозы до конца весны.

Про весну, правда, можно было рассказывать вчера-позавчера, когда я покупал на улице распускающиеся нарциссы, а ночью наша слякоть застыла; на велосипеде нужно было передвигаться предельно осторожно. В такую погоду на подоконник запрыгивает белка, поселившаяся на соседнем каштане, с любопытством (?) заглядывает в окно. Оставляю ей на балконе сухофрукты и печенье - они регулярно исчезают.

Прежние репортажи о занимательных вещах дома: *из уборной * из рабочей комнаты
Lamm und Knabe

(no subject)

*
В марте по небу скитаются тусклые рыбы.
Видишь, - повсюду вода, не дождаться ковчега.
Суша всё меньше. Мы гибнем с тобой. А могли бы
вместе уйти по последнему талому снегу.
Нам бы в пути помогали герои и боги.
Я бы учился любить тебя верно и тихо,
гладил бы волосы, трогал бы тонкие ноги.
Так и глядишь, избежали бы горя и лиха...
Вот и вода у ступней. Прибывает к коленям.
Море сильнее любого, любому по росту.
Ты понимаешь внезапно: нет смерти и тлена.
Мы просыпаемся рыбами. Как это просто.