March 22nd, 2007

Lamm und Knabe

превращение

Это известный факт, что силы зла и соблазны активизируются перед наступлением нового. Например, военкоматы лихорадочно ищут в последние месяцы двадцать шестого года. Материализовавшиеся неподалеку образы прошлого сулят вернуться и всё простить или даже выйти на новый виток. Перед выходными Феликсу исполнилось 30, и он впервые в жизни собрал в квартире родителей вечеринку с дешевым вином, салатиками, мальчиками на коленках и парочками, запирающимися в ванной комнате, - как у других в четырнадцать или пятнадцать лет, - хотя дело не в этом, и о вечере я совсем не собирался рассказывать. Но поскольку перед этим я проникновенно встретился с Ником, мы вместе поехали в гости. Музыка, окружение и воспитание чувств - меня мягко защищают от других. Опьянение - Ник владеет залом/комнатой, привлекает внимание, - я говорю чистую правду: "Мне сегодня сделали предложение" - он подхватывает и развивает (хитрая Наташа по телефону из Москвы - "единственный человек, которого я могу представить на этом месте"). Лишь Феликс удивленно шепчет: "А развестись перед этим?" Плохо помню последние часы - лишь в такси по пути в Альтону я проветрился - но говорят, что говорили "трогательная пара", хотя я должен был, следуя логике вещей, отнекиваться: "просто друзья".

Потому что вырос другой коралл, и я беспокоюсь о том, кто не со мной, редко вижусь с кем-то из старых приятелей и часто сижу дома один с книгой или копаясь в компьютерном железе (тоже умиротворяюще действует). Потому что я могу говорить об этом очень мало и только с самим собой. Я привык к обилию секса, и я ничем не связан, но впервые за долгое время секс кажется отвратительно липким и тяжелым. Вчера я в терапевтических целях встетился-таки с одним прекрасным fuck-buddy. Прелюдия была торжественной, но потом меня чуть не вырвало, я ничего не мог, встал, оделся и безмолвно ушел.

Новое - это, убеждаю сам себя, не желание сгрести в охапку и обладать, а благодарность, граничащая с бездеятельностью. Я сижу за компьютером, занимаюсь канцелярской ерундой, форматирую на втором компьютере жесткий диск, задерживаюсь вечерами на работе, проезжаю потом в темноте под дождем на велосипеде через порт, - и усматриваю во всем этом глубокие смыслы. Да, я довольно много времени провожу в пути, но тоже задумчиво и праздно.
Lamm und Knabe

верхний пост - книги

Дитцель Андрей. SLAVISTIKA. — СПб, Артель «Напрасный труд», 2007.— 120 стр. Стихи, рассказы, дневник. Как мне самому думается, чтение легкомысленное и лёгкое, хотя местами всё-таки про словесность и славистику. Благодаря занятной оговорке получила в книготорговле ярлык "о каминг-ауте", но это не совсем так.

Несколько экземпляров ещё можно найти в "Фаланстере", в московском и петербургском "Индиго", в петербургских "Книгах и кофе" (скоро), заказать по почте через shop.gay.ru или в магазине Xmag.ru.

А самые находчивые могут попробовать отыскать в книжных "Московскую кухню" (СПб, Геликон-Плюс, 2005), куда вошло много моих прежних стихов. Её пути неисповедимы, но говорят, бывает на полках с геликоновской поэзией и заказывается в интернете на Литафише. "Пальцы" и более ранние издания разошлись уже окончательно и бесповоротно.