November 9th, 2007

Lamm und Knabe

после нас

Местные люди! Роттердам со вчерашнего дня закрыт для судоходства, над Гамбургом пока просто злые ветры, но вечером ожидается, что вода поднимется на два с половиной метра выше обычного приливного уровня. Поэтому я предлагаю устроить у меня в порту небольшую New Orlean Party.

Запасы крупы и муки, свечи (и интернет через gprs), а также надувной матрац для эвакуации имеются. От вас - горячительное.
Lamm und Knabe

"Duncan Island"

Ну вот, мне нужно до вечера сидеть в офисе, а по пути в Гамбург корабль потерял семь контейнеров бананов. В новостях сообщают, что их начинает выносить на берег. Правда, ещё какое-то судно повредило бак и не исключено, они будут с дизельным душком.
Lamm und Knabe

чувство истории

Опрос немецких старшеклассников показал, что 30% считают Конрада Аденауэра коммунистическим политиком ГДР. А 8% указали, что Эрик Хонеккер занимал должность канцлера ФРГ (!)

До сих пор мне казалось, что у немцев в силу известных исторических обстоятельств обостренное, по сравнению со многими народами, чувство времени. Теперь есть повод задуматься. В копилку - ещё два факта. Первый, - так сказать, общественный. Популярная телеведущая и автор книг о семье Ева Герман (год рождения - 1958-ой, т.е. поколение моих родителей) заявляет на всю страну (youtube) в поддержку внутренней политики третьего рейха: "Ну ведь Гитлер построил автобаны, по которым мы сегодня ездим!" Случай замяли, фрау Германн заклеймили позором и отовсюду ушли, ладно. Но лучше бы не запрещали, а рассказали и показали что-нибудь о технологии, строительстве и транспорте. И об истории, конечно.

Второй факт - из жизни окружения. Однажды среди гостей почему-то зашла речь о начале войны. И вот мой друг Феликс, которого никак не назовешь человеком невежественным, лирически произносит: "Представляю, как волновались советские семьи, собираясь осенью 1941 года у экранов телевизоров посмотреть свежий выпуск новостей..."

Может быть, это и самонадеянно, но мне думается, что школа и высшая школа не дали мне никаких глубоких знаний, но привили хоть какое-то чувство истории. С которым я иногда кажусь себе если и не драконом Фафниром, куда мне, то белой вороной. Или черной овцой.