April 9th, 2008

Lamm und Knabe

акцент

Мы, русские (или русскоговорящие) довольно нетерпимы к тому, что кто-то живёт среди нас и что-то неправильно выговаривает или, скажем, перевирает падежи. Половина шуток в нашем кинематографе основана на высмеивании, -- то добродушном, то желчном, -- кавказского акцента и украинских диалектизмов. Даже уважаемая Татьяна Толстая, -- дело было пару лет назад, -- на встрече с читателями в Гамбурге прошлась катком по слависту, задавшему ей вполне понятный вопрос, но не безупречно выговорившему русские (в)ы" и прочие трудные звуки.

То есть доходит до того, что мы отталкиваем тех, кто полюбил наш язык. Или просто по каким-то корыстным причинам хочет им владеть. (Простите пафос и неглубокую проработку темы, можно было бы приплести и бывшие национальные окраины СССР, и английское интервью грузинского президента loktevу.) Я вспомнил о встрече с Толстой, потому что у нас только что провёл замечательный семинар по ПО специалист курдско-иранских кровей. У него богатый и бойкий немецкий, только произношение с экзотической горчинкой.

Здесь полагается мораль, но её опять не будет. А славянский акцент, кстати, один из самых едких и узнаваемых.
Böcklin

фастфуд

Только что у нас случился примечательный sexdate. В гости уже какое-то время стремился соседский юноша из чата, с эмочёлкой и пирсингом на языке. Только когда дело дошло до приглашения, выяснилось, что сильно стесняется и ему проще прийти, отсосать и уйти. Ну вот, позвонил в дверь в 21:30, прошёл и приступил к делу. Когда кончили, поднял глаза и сказал "здравствуйте". Вытер плечи и грудь, попрощался и вышел в 21:34.

Что-то в этом было. Хорошо сосал.
Erde

прожект

А никому ещё не приходило в голову пофантазировать примерно в таком ключе: в результате нынешних процессов модернизации и создания гражданского общества Украина через сорок лет становится чем-то вроде Западной Германии (ну или Южной Кореи) середины 80-х годов XX века. Российский изоляционизм исчерпывает себя. Граница не выдерживает набора с восточной стороны: жизнь братских украинцев кажется из перспективы бедной российской провинции земным раем.

И тут возникает (и непременно осуществляется путём революции снизу!) исторический шанс объединения восточных славян -- причём вокруг матери городов русских. Счастливы абсолютно все: Европейский Союз, либеральные силы, панслависты и пожилые, родившиеся "ещё при СССР".