March 30th, 2012

(c) Daniel Richter

про законопроект


Фото из летнего репортажа.

А законопрожект откомментировал вчера по просьбе журналистов "Московских новостей". Целиком не процитировали, да и сама публикация не совсем понятно о чём. Здесь реплика в том виде, в котором отправлял в редакцию:


На ЛГБТ-тематике сегодня легко зарабатывается политический капитал, других острых проблем в России очевидно нет. В Голландии и Германии, где существуют гей-парады, гей-браки и прочая "пропаганда", несмотря на это совершается в десять раз меньше убийств и в двадцать раз меньше абортов (ключевое слово -- демография), чем на нашей святой Руси.  Именно за годы клерикализации образования и государственного управления в России в 30 раз увеличилось количество дел по ст. 134 ("действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста"). 40% из них остаются нераскрытыми.

Запрещать надо не несуществующую "гомосексуальную пропаганду" (почему бы законодателям сразу не замахнуться и на вредителей-врачей, космополитов-евреев, генетиков-кибернетиков и т.д. -- благо, прецедентов в истории достаточно). Запрещать надо агрессивное распространение невежества, ханжества и нетерпимости, эпидемию православия головного мозга. Эта эпидемия идёт в ногу с ростом криминала и бесправия, снижением стандартов образования, общей культуры, гигиены.
Lamm und Knabe

"весь мир"

Бывают такие моменты прозрения, когда какая-то мелочь или простая реплика открывают перед тобой нараспашку человека.

Зимой я часто проводил вечера с И.Б. и это естественным образом привело к нескольким оживленным дискуссиям о жизни и чувствах. А в самый последний вечер к спору. Расстались на дурной волне. Ну и ладно, думаю я, дело поправимое. Но тут мне вдогонку приходит взволнованное смс: "А ведь я мог бы подарить тебе весь мир..." Перевожу на русский -- только в оригинале многоточие несколько длиннее. 

Начинаю печатать ответ: "Ну так подари!". В это время во входящих оказывается следующее сообщение: "Надеюсь, я смогу забрать у тебя мою одежду?" Дело в том, что накануне И.Б. забыл у меня толстовку.

Стираю написанное и отправляю: "Ага, весь мир. А кофточку пожалел".