September 27th, 2015

Lamm und Knabe

***

Ребенок дверью жмёт орех заморский, грецкий.
Матиас Руст сажает борт на Москворецкий.
И в продовольственном ждут с банками сметану,
и Летов молодой, и всё идёт по плану.

Хоть "всесоюзной имени...", хоть символ веры.
"Вот этот децел принимал нас в пионеры".
Хоть партия и труд, хоть Иегова-Яхве
и патриарх в трусах на черноморской яхте.

Когда тебя, когда меня не станет часом
и родина опять нажрётся теплым мясом,
а требуху и кости сбережёт на борщик.
(Шесть в спину, ледяная рябь, снегоуборщик.)

Когда тебя, когда как барскую скотину
на высочайшие прирежут именины --
чтоб не печататались своим гражданским шрифтом.
(Контрольный в голову, глушитель, перед лифтом.)

Когда не станет нас на русском да раздолье,
кто будет солодом земли, кто будет солью.
Стоит на глиняных, стозевна и двуглава,
и упивается собой орда, держава.