?

Log in

No account? Create an account
Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Next Entry
детская газета
Lamm und Knabe
andrreas
Говорят, у каждого в жизни была какая-нибудь суровая школа. Если это и не так, то я, например, совершенно точно могу вспомнить, где научился всему хорошему и всему плохому, что умею, - а именно, в редакции детской газеты. В пятнадцать я записался на курсы юных журналистов и напечатал первые заметки о вахтах детства и фестивалях дружбы. Стилистику несколько извиняет личность моего первого шефа и редактора публикаций. Звали его просто - Соков, и до середины перестройки он был редактором "Молодежи Алтая", считай, региональной номенклатурой. В общем-то, неумение писать и пьянство были его единственными недостатками, а в остальном он был гениален, потому что в редакции можно было заниматься всем, чем угодно. Мы - как бы юные корресподенты - и пользовались этим, приезжая в редакцию после уроков, а потом - после лекций.

Сначала Соков выбил под редакцию обычную двухкомнатную в панельной девятиэтажке, но когда соседи стали жаловаться, а штат расширяться, нас переселили в помещение заброшенного детского клуба. Это был подвал в жилом доме по улице Сибирской, сырой и облезлый, но зато просторный, с грудой старой мебели и душевой комнатой. Расклеивая на стенах после перезда постеры, обрывки обоев и газеты, я понял, что здесь будет если и не мой второй дом, то некий опорный пункт. Практически так оно и произошло. Здесь я научился фотографировать, верстать газету, курить, заниматься сексом, писать стихи и заявки на гранты. Впрочем, большая часть этого - рутина, которая, конечно, составляет фундамент профессиональной (не говоря о личной) жизни, но ровным счетом никому не интересна. Позже я столкнулся и с более яркими персонажами, чем здесь. Если что-то и осталось от этих лет, в штате и за штатом - пяти, если быть точным, так сюжеты.

Первой всплывает, конечно, всякая ерунда наподобие того, как я готовил газетный вкладыш про контрацепцию и был - в обществе представительницы валеологического центра - похищен фрустрированными женщинами из местной православнокоммунистической организации. Нас продержали целый день на допросе, причем без капли воды, но мы так и не раскрыли тайну финансирования программы растления советской российской молодежи. Но это тоже не сюжет, а так, редакционная рутина. Классический сюжет выстраивается, например, вокруг моего восемнадцатилетия. Потому что, став совершеннолетним, я остро переживал свою старомодность. Абсолютно все юные корреспонденты уже трахались друг с другом и на стороне, а я позорно топтался на месте, и не мог с чистой совестью взяться, например, за составление спецвыпуска о половом воспитании - веское соображение, чтобы взять ноги в руки и ликвидировать белое пятно.

Вопросы пола давно ставили меня в тупик. То есть, я, наверное, с первого класса знал, что мне нравятся мужчины. И кое-какие скромные опыты подтверждали эту теорию. Но следовало ещё проверить, почему (и к чему) вся эти шумиха, культурология и нездоровый интерес к теме "женщина и мужчина". Проблема была лишь одна: самолюбие или какая-то брезгливость - что-то не позволяло мне провести расследование с первой встречной. Однако, стоило поставить задачу - и на горизонте появилась Майя - девушка целомудренная и вместе с тем любознательная. Мы сразу поняли друг друга.

После неожиданного ухода на какую-то лучшую работу штатного верстальщика его место занял Ромка - он, как и остальные, крутился в редакции, особенно у компьютеров. Когда выход очередного номера срывался, Ромка просто сел, открыл пэйдж мейкер и стал делать газету. Сотрудники выпали в осадок и побежали покупать Ромке пельмени - дело было вечером, кушать было нечего, а работы предвиделось много.

Отступление о Ромке понадобилось мне потому, что он застукал меня с Майей. Ромка жил на каких-то очень далеких задворках и иногда, после авралов, оставался ночевать в редакции. В таких случаях на пару сдвинутых столов кидались матрац, подушка и одеяло. И, конечно, пропустив метро, он вернулся на работу именно в ту ночь, когда Майка решила подарить мне самое дорогое, что может подарить девушка мужчине, - вернулся, но осторожно прикрыл дверь и уехал к друзьям.

Самое дорогое было предъявлено мне довольно технично. Майя как-то быстро опрокинулась на край стола, смешно задрав и раздвинув ноги. Я отступил на шаг, чтобы получше рассмотреть алтарь любви и смиренную жертву. Пока мы не обнажились, у меня стоял, но теперь стремительно падал. "Сделай же что-нибудь!" - в голосе Майи звучала мольба, - и я начал работать рукой. Кое-как мне удалось восстановить эрекцию, натянуть презерватив и наполовину вставить. "Как ты думаешь, я уже стала женщиной?" - прервала меня Майя. Начало нового круга.

Мы встречались ещё несколько раз и даже отработали рекомендованную для таких случаев программу - 15 минут прелюдия, 15 на фрикции и полчаса посткоитальных ласк. Мне было смертельно скучно. И через неделю после первой ночи - на этот раз я позаботился, чтобы никто, кроме меня, не мог попасть в редакцию, - я лежал на том же матраце с мужчиной. Собственно, мы даже не целовались. Немного поласкали друг друга и кончили каждый сам по себе. Но в этот момент - да, да, - разверзлись от края до края небеса и святой фра Анжелико из Фьезоле, стоя на облаке, радовался за меня. Хотя мужчине было неловко и стыдно. Скорее всего, даже не из-за того, что мы подрочили, а из-за того, что лежали так близко.

Ещё через пару дней я не смог вечером уехать на свою Затулинку. За редакционным компьютером сидел Ромка. В полночь мы выпили какую-то клюкву на коньяке из редакторского шкафчика. Нам было мало и мы пошли в киоск. Почему-то хотелось шампанского. Не помню, о чем мы проговорили и просмеялись эту ночь. Мне было впервые необъяснимо легко и грустно. Ромка был красавчиком. У него была девушка. И он был уверен, что у меня есть девушка. Ещё бы не быть уверенным... Мы сохраняли дистанцию.

Разумеется, у этого сюжета есть трогательная и равно банальная развязка. Я не знаю, стоит ли её приводить здесь или вы обо всем догадались сами. Я сменил несколько работ, пожил в Германии и, в очередной раз приехав в Новосибирск, попал в местный гей-клуб. Одно из первых же лиц на входе показалось мне удивительно знакомым... И прежде чем я успел собраться с мыслями и спросить сам, Ромка подошел ко мне: "Андрей, ты - и здесь? А помнишь, как мы ночью шампанское пили?!"

Ромка был не один, его спутник несколько неодобрительно осмотрел меня. Я не стал ворошить, реконструировать, строить альтернативные сценарии.

Хорошо там, где мы есть, и с кем мы есть.




с удовльствем прочитала и все предствила ) и фотка тоже - супер!

cпасибо, а фотке уже лет 13, бывает же... :-)

Какие ужасы про "первый раз".
П.С. Поздно начал - да быстро дело пошло. ;-)

это не ужасы, а горькая исповедь:)

полчаса посткоитальных ласк!!!!!

бутылка кефира, полбатона!

на ассоциации «фсем ласкать полчиса!» чуть не прослезился.

потом призадумался. я нынче тоже в детской газете работаю. блин.

если буду искать новую работу - напишу:)

Да. Мир тесен.
А такие фамилии - Зеленцов, Кувшинников, Писарчик, Паклина - что-нибудь говорят? Или Вы племя младое, незнакомое?

Из старой гвардии я с Ляховым долго работал

Гнездо разврата прямо рядом с главным вокзалом :))

А что за газета была?

Re: Гнездо разврата прямо рядом с главным вокзалом :))

на фото можно разглядеть:)

Повеяло старыми, беззаботными деньками. История знакомая по атмосфере и настроению. У меня все происходило в студенческом диско-клубе, лучшем в городе и потому дико популярном (со всеми вытекающими последствиями))). Об этом, думаю скоро напишется.)))

сто лет Ромку не видела...

Ну... если бы он сам хотел, то отыскался бы. Видимо, у него новый пласт и круг.

блин, какая фотография!...:))))

да, соков (земля ему пухом) устроил для нас хорошую школу жизни...

ага
фотография суперская :)

бу! у всех в юности было, а я как дурак в девственниках проходил до 21 года.

это, наоборот, свидетельство благоразумия.

золотое детство!

я знал, что ты отметишься!

Вот так история.. просто мурашки по коже :)

ну что же страшного - или ты смеешься надо мной?:)

Ради такого этот журнал стоит читать!

а я хочу придумать ю-пик за 5 секунд, поможешь?

какая то такая душевная история :)

"какая-то" - это определенный или неопределенный артикель? )))