Андрей Дитцель (andrreas) wrote,
Андрей Дитцель
andrreas

год "Московской кухне"

Большая часть столкновений и недопониманий в области словесности происходит не между реакционерами и прогрессистами либо православными и голубыми, а между "черной" и "белой" костью. (Если не ошибаюсь, как-то так заметил Г.Прашкевич.)

Если "Московская кухня" чем-то и интересна, то даже не самими авторами, а их констелляцией.

Щербино - белой кости, причем хотела бы предстать вовсе белоснежной (а костный материал приобретает это качество лишь на палящем солнце... отсюда и мрачненький пафос, и верещагинские груды строк.) Щербино - из девушек, работавших в Лувре; на поверку - подстригала газоны. Но и в этом, никто не оспаривает, изрядная доля романтики и близость к мировой культуре. Белая кость.

Черный Ербол, напротив, всячески подчеркивает, из чего только сделаны такие мальчики, как он. Стратегия очень правильная: в условиях возрастающей приблатизации общества и поэтических кружков именно такой автор и будет востребован. Добавим к этому рецепту протестированные на кроликах интонационные и ритмические полуфабрикаты (выбор не так уж и велик, разумеется, И.Б.) - поэт состоялся.

Герман Власов - кости белой, но в силу своей подводной логики скрывает этот факт. Правда, ничего чернее кабачковой грядки из-под его пера никак не выходит. Власов пишет просто лирику, иногда даже слишком просто, как будто боится говорить громко и внятно.

Что касается меня самого, я, может быть, и чернее Ербола с его щемящим дворовым детством, но стараюсь не выпячивать своих травм. Если с казахским аэдом меня роднят какие-то биографические моменты, то с Мальвиной Щербино, не заостряя внимание на этом пункте, - образ жизни и пищевые привычки. С Власовым - меланхолия, поиск промежуточной интонации и особого пути. Мой герой - Гендальф Серый. Из всего, за что я берусь, получаются полумеры и полутона (только избавьте меня от ассоциации с порталом, на котором собрана поросль, картинно выпячивающая именно свои ч/б стороны.) Но я надеюсь, посреди этой этой серости и пустоши царит какая-то спокойная ритмическая гармония, - речь о текстах, не об обстоятельствах, - keine schrägen töne. Скажите, ну как можно меня не любить?
Tags: литературность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments