?

Log in

No account? Create an account
Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Flag Next Entry
пляж
prinz
andrreas
Пляж в Боберге - мое любимое место размышлений о тщете человеческого существования. А ещё сегодня оказалось, что там можно встретить обнаженную версию моего загадочного соседа по лестничной плошадке (сразу скажу, несимпатичную, с брюшком и невероятно кустистой лобковой растительностью), чтобы поговорить с ней о порядке в подъезде и сложностях парковки.

Каждый раз меня поражает обилие старичков, кое-как ковыляющих по дюнам - в чем мать родила, следует понимать. Смотришь на такого и беспокоишься, что вот-вот испустит дух, - кардиостимулятор откажет на жаре или почечный колик случится... Так нет же, подмигнет этот Мафусаил тебе хитро, начнёт тереть свою пипиську - а та растёт, как у тинейджера. Одна такая старая сморщенная обезьянка бегала по соседству часа три подряд, то и дело почесывая свой стояк. Я не выдержал и указал на это: "Поделитесь секретом, как вам это удается, - виагра?" Кто-то услышал меня и заржал. Но старичок совсем не смутился, а с гордостью заметил: "Это у меня от природы!"

Встречи. Спустя полтора года я снова увидел F.A. Мы поздоровались, он был в каких-то старомоднейших (либо суперстильных) купальных трусах в серую полосочку и в соломенной шляпе. С красивым и манерным мужчиной - а я думал, что тогда он вернулся к женщинам. Бывает, что мы недоблагодарим. Реже бывает, что благодарность неуместна - зачем благодарить воду за то, что она мокрая или ветер за то, что он свежий? Я мог бы рассказать F.A., что переломилось во мне к лучшему за пару недель знакомства с ним, но вряд ли его это хоть сколечки интересует. Он такой - прекрасный и неодушевленный.

Я разговаривал с видеооператором, который снимал - и запомнил меня на европрайде в 2004.

И самое странное. Учитывая недавний поход на балет по "Смерти в Венеции" и вообще каждодневное соприкосновение с Томасом Манном, вылившееся вчера в нечто совсем уж вуайеристическое, что-то ещё не могу прийти в себя. Валяясь на своем пледе, я в какой-то момент зафиксировал, что меня внимательно рассматривают. Рядом со мной сидел на корточках парень в безупречно белых брюках и строгой черной рубашке. Он не стал переводить взгляд в сторону. Я спросил: "И не жарко в чёрном?" Парень на минуту задумался: "Да, жарко. Но ничего не могу поделать". Возникла пауза, мне нужно было обдумать message этого сообщения. И тогда он ещё внимательнее посмотрел на меня и сказал: "Если бы я выбирал тебе имя, то назвал тебя Таджио."

Я озадачился: "Кажется, имя не подходит мне по возрасту..." - "А сколько тебе?" - "Мне тридцать" - "Вот не подумал бы" - "А тебе?" - по лицу я предположил бы, что ему не больше двадцати пяти: нежная кожа, в уголках глаз ни единой морщинки, чуть вьющиеся волосы, прикрывающие виски и лоб. "О, я гораздо старше тебя" - совершенно серьезно ответил он - "дело в том, что я и есть Густав, Густав Ашенбах". Я встретил его взгляд - совершенно серьезный и спокойный.

"Знаешь, здесь необыкновенная природа. Когда я вижу всех этих людей и то, чем они занимаются, нисколько не удивляюсь..."

На это я, стараясь улыбаться, показал ему своё ободранное запястье: "Да, я тоже чувствую что-то в самом воздухе. Вот, мне захотелось залезть на дерево - такие хтонические силы здесь". "Хтонические?" - переспросил Густав - "Ты говоришь по-гречески?" - "Вообще-то я просто перелез по вон той большой ветке на другую сторону канала и спрыгнул; но это почему-то собрало зрителей и я, болтаясь в воздухе перед прыжком в крапиву, представлял себя привязанным к жертвеннику, под которым вот-вот зажгут огонь." Теперь говорил я, а он молчал.

"Посмотри" - захотелось мне показать Густаву ещё что-то. Рядом со мной пышно цвел боярышник - в Боберге его много, и в эти дни всё пропахло его легким ароматом. Я тронул ветку, и на меня просыпались кремовые лепестки... "Как жаль, как жаль, что мне уже пора" - сказал Густав, протянул руку и провел мне по волосам, собирая опавший цвет. "Но подожди... Хочешь я тебе ещё что-нибудь расскажу или подарю?" - я сделал, возможно, и немного дешевый, но однозначно понятный жест: рука, записывающая на листке номер. "Нет, мне действительно пора. Но мы очень скоро увидимся, обещаю." Я больше ничего не успел сказать - он встал и, честное слово, исзчез. Может быть, провалился сквозь землю. А может, я смотрел на солнце и упустил момент, когда он слился с каким-то лучом или самим солнечным диском.

Он не приснился мне. Знакомая парочка, отдыхавшая неподалеку, завистливо отметила, что я, видимо, лично знаком с самыми красивыми мужчинами пляжа. Я не стал это опровергать.


  • 1
ну это, думаю, большая натяжка:)

Позволь нам так думать ))

  • 1