Андрей Дитцель (andrreas) wrote,
Андрей Дитцель
andrreas

Ханс Касторп и другие

Ничего не раздражает так сильно, как собственная физическая слабость. Каждое движение и движение мысли даются неимоверным трудом. После выписки из больницы я провёл выходные дома, сегодня вышел на работу, поскольку нельзя сильно подводить коллег, да и в продвижении собственных проектов я заинтересован как никто другой. При этом моё состояние стабилизировалось, но "вышел" я не только с той же проблемой, что и "лёг" (то есть со спотыкающимся лёгким), но ещё и с изрядным бронхитом.

Зато я стал обладателем низкого хриплого голоса. Ваня говорит, сексуального.

Мой сосед по палате господин Савицки, родом из прусских помещиков и венгерских баронов, оказывается, воевал и был при этом одним из самых молодых (в 18) фронтовых командиров. Он сбежал в 1945 из советской зоны к союзникам и сдался у них. Другой сосед, югослав, неизменно панибратствовал и своеобразно, с неотвязными цыганскими интонациями, шутил: "Ну друг Савицки, скажи, а стрелять тебе приходилось?" - "Так война была..." - "А сколько русских ты убил?"

"Я не считал" - спокойно признаётся герр Савицки.

Сначала из палаты выписали югослава, а потом меня. На освободившееся место привезли немецкого студента, который весь день смотрит телевизор и не разговаривает с соседями. Герр Савицки без меня - и особенно без югослава - скучает.
Tags: дыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments