Андрей Дитцель (andrreas) wrote,
Андрей Дитцель
andrreas

Categories:

Эйдум

Сколько их, оставшихся в море,
не раскаявшихся в грехе и гордыне,
моряков и купцов, воинов и разбойников.
Многие были из Эйдума.

Мертвые крутят водовороты,
сталкивают течения, посягают на берег:
грохочет прибой, уносит песок и глину.
И море не может ждать, возвращает,
уже возвращает своих мертвецов.

В канун Аллерхеллиген, Всех Святых,
собирается шторм,
в ветре слышны голоса,
хрип, кашель и стоны:
"Домой, земля, принимай..."

Эйдум стоял над морем и был богаче других
в землях фризов и вендов.
В Эйдуме торговали и мало молились.
Лишь угоднику Нильсу поставили церковь.

Ночью в земле пошли трещины,
в них устремилась вода.
А мертвецы устремились к живым.
Утром кругом было море.
Только Санкт-Нильс устоял.

Люди, немногие выжившие,
слышали колокол.
Ветер прогнал туман, и они увидели башню
далеко от нового берега.

В алтарь заплывали морские свиньи,
морские коты рыхлили кладбище,
а колокольня стояла ещё сто лет,
пока не достроили новый город
и новую церковь угодника Нильса.

Хронист Дангвард рассказал об Эйдуме
и приписал кое-что от себя.
Смерть на земле милосердна:
прах возвращается к праху,
дух возвращается к богу.

Дом человека сад земной, суша,
а вдали от неё не найти покоя.

Молитесь о нераскаявшихся,
поминайте своих покойных
пока штормит в канун Аллерхеллиген.
Каждый год штормит, каждую осень.
Пока Эйдум заносит донным песком.
Tags: стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments