Андрей Дитцель (andrreas) wrote,
Андрей Дитцель
andrreas

Category:

мамина семья


Моя бабушка Анна Николаевна Ковалева (Гащенко) в шестнадцать или семнадцать лет. Предвоенная фотография, отыскавшаяся лишь недавно среди старых документов. Никто больше не помнил и даже не мог себе представить бабушку такой ухоженной красавицей. Двадцатые и тридатые в сибирском селе, работа за штурвалом комбайна в сороковые, свои и чужие дети, потом внуки. Ранняя смерть дедушки... Читать меня и сестру учила именно бабушка. И не только читать.

Кое-что о семье отца я уже рассказывал, здесь немного фото и документов о маминой, деревенской родне.

 
Прадед Николай Васильевич Гащенко. Воевал на первой мировой, вернулся с ранением руки -- кисть, пальцы.


Единственное фото, на котором вся семья. Прабабушка Домна Ивановна (Новикова), старшая дочь Матрена и младшая Анна (Нюра).


В моей памяти бабушки Мотя и Аня такие, как на их последней фотографии вместе.


1935-й, бабушка (справа) после тифа.


Дом прадеда был бедный, но, как говорили, чистый. Семья чудом избежала раскулачивания.
Вот справка, удостоверяющая, что прабабушка является "середнячкой-колхозницей".


Прадедушка Николай остался в семье фигурой почти былинной. Приехал в Сибирь с родителями на волне столыпинского заселения. Воевал, вернулся. Берёг семью во времена голода, коллективизации, Великой Отечественной.

Возраст и причина смерти: 48 л. Убило молнией.

Это произошло на глазах бабушки -- и она всю жизнь страшно боялась грозы. Выключала дома свет, все электроприборы и замирала, пока не кончится.

 
Прабабушка Домна пережила мужа на двадцать лет, бабушка Анна своего на двадцать пять.


В бабушкиных бумагах нашлось немало таких фотографий, предвоенных и первых двух лет войны. В центре -- она сама, справа  -- мой будущий дедушка Федор.

 
Подписи поклонников -- "милому другу", "любезному другу", "близкому другу".


Не знаем, что могло происходить в ноябре 1940-го. Для выпускного ещё рано. Но этими днями датируется тетрадка с автографами и пожеланиями одноклассников. Много трогательно-неуклюжих стихотворений с клятвами в любви и дружбе.


Седьмой класс НСШ (неполной средней школы), Тогучинский район Новосибирской области, 12 мая 1939 г. Удивительные есть лица.


Ведомость за девятый класс. Учиться в десятом уже помешает война.


Только после бабушкиной смерти мы узнали, что она в юности вела дневник. Удивительно аккуратным почерком, очень грамотно. Местами очень откровенно. Когда-нибудь я вернусь и обработаю эти записи. О родительском доме, школе, первой любви.


Дневник кое-где удается сопоставить с сохранившимися фото. Вот, например, удививший меня момент. До самой смерти бабушка высмеивала женщин в брюках или с короткими волосами -- "бесстыдницы"! А когда-то дружила с Марфушей Желудковой -- известной  любительницей переодеться в мужское.



Последняя запись в дневнике -- 31 июля 1941 года. 


"В связи с Отечественной войной я окончила курсы штурвальных... Работать меня посылают в колхоз "Знамя Сталина" с Федей Ковалевым."


Дедушка Федор Федорович Ковалев в конце 50-х. Снимок постановочный, снимал какой-то фотокор.


Хотел воевать, пошел добровольцем -- отправили домой из-за больного сердца. Страшно из-за этого переживал, работал за десятерых. Держал на себе уборку военного урожая.


Через два года женился на бабушке. После войны своими руками построил дом, в котором родились и выросли три дочери.

 
Дом был в селе Заречное (?), через несколько лет его по бревну перенесли в соседнее место посуше, село Гранит.


Там он всё ещё и стоит, последние лет десять пустует, говорят.


Прадед Федор Павлович Ковалев, прабабушка Агриппина Леоновна (Новикова). Сыновья Федор и Николай.
Семья бежала в Сибирь от голода в начале 30-ых. Из Брянской области. Там похоронили от болезней и голода троих детей, ещё один ребенок умер в пути. Семеро, шесть мальчиков и одна девочка, выжили.

 
Любимец семьи и любимый брат дедушки Федора, Николай. Служил на флоте. Утонет ещё молодым, купаясь на речке.


1949 г. Село всё ещё "не паспортизовано". Колхозники находятся, по сути, на положении крепостных крестьян.


Здесь дедушка справа вверху.


1953-й, первые паспорта. "Бессрочные"


Середина 50-х. Бабушка за рулем мотоцикла.


Зима. За водой.


Справке о прививке. Родилась моя мама.


Случается, меня спрашивают, были ли среди моих предков литературные дарования. Ну вот, бабушка вела дневник, а дедушка написал целую книгу.


По тиражу (3000) мой роман пока не дотягивает до дедушкиного.


Возможно, от дедушки у нас в семье любовь к картам и картографии.


Билет на ВДНХ. Излишне говорить, что значила такая поездка для комбайнера из сибирской глубинки.


Конец 60-х, дома в деревне.


Скоро семья подастся в город. То ли из-за будущего детей, то ли из-за конфликта с новым колхозным руководством, то ли из-за всего сразу. Дедушка устроится на производство, связанное с предельными концентрациями химии -- и быстро загубит своё и без того неважное здоровье. Порок сердца, травмы на уборочных.

Я (на фотографии с мамой и папой, если не очень понятно) дедушку ещё чуть-чуть помню.



Однажды мы с бабушкой Анной засели и набросали родословное древо. По крайней мере всех прадедов и прабабок я назову по именам и узнаю на фото. Знаю кое-что и глубже, пра-пра, но трудные были времена, родственные связи обрывались и терялись.

Если кому-то интересно или кто-то обнаружил во мне блудного брата/дядю/cедьмую воду на киселе -- всегда рад поделиться изысканиями.
Tags: семья, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →