Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Previous Entry Share Next Entry
интервью киевскому журналу "ОДИН З НАС", №76
Lamm und Knabe
andrreas


Текст: Сергей Дудник
Фото: Attila Erüstün (www.attilaeruestuen.de)


Андрей, я видел вашу фотку в ФБ, где вы с ребенком и собакой. Что должно произойти в России и Украине, чтобы однополая семья с ребенком стала возможной?

Допустим, в непубличном, узком пространстве она вполне себе возможна. Более того, среди моих друзей, тридцати-тридцатипятилетних, прямо сейчас вопреки всему происходит маленький бэби-бум. Дети рождаются и у мам-одиночек, и у парных мам, и в сородительстве с папами-геями. Детей берут из детдомов — причем самые обычные люди, не звезды. Полистайте страничку «Однополый отец» (так и называется, да) — о московской гей-семье, усыновившей уже двух мальчиков. Конечно, формальный усыновитель — один из мужчин, но многое (поручения, доверенности и т. п.) можно уладить нотариально. А если еще поддерживают родные и друзья...
Другое дело — сфера публичного, государственная гомофобия, нависающая над каждым, если он, конечно, не замруководителя администрации. Тут неутешительный прогноз: нынешняя дискриминация — лишь один из многих и частных аспектов ситуации с правами человека, показатель того, в какой глубокой яме находится гражданское общество. Для начала нужно бы остановить и повернуть вспять иранизацию, если не кореизацию России. Что должно, иными словами, произойти? Торжество просвещения. В истории сложно найти пример авторитарного или клерикального режима, свернувшего все остальные свободы, но дружественного ЛГБТ.

Вы были одним из первых россиян, заключивших официальный гомосексуальный брак за границей. Ведь так?

В Германии это до сих пор называется гражданским партнерством, хотя в ближайшее время, как и во Франции, понятие брака расширится, нет сомнений. «Первую официальную голубую пару России» осенью 2001-го изобрела стремительно желтевшая тогда уже «Комсомолка». Кстати, по нынешним меркам та публикация не кажется особенно гомофобной или недоброжелательной. Журналисты что-то переврали, добавили для красного словца «муж и жена по паспорту», но пустить нас на абажуры не собирались.
Фишка была в том, что россиянами в однополом браке и, я бы уточнил даже, новосибирцами были мы оба. Это ставило в тупик даже немецких чиновников, а о российских и говорить нечего. Но одним прекрасным днем я пришел запрашивать в российское консульство новый загран — будучи прописан в России и не оформлен на консульский учет за рубежом. В графу о семейном положении честно вписал Ф. И. О. партнера. Приложил свидетельство о регистрации. Документы приняли, хотя и несколько нервно, новый паспорт вскоре был готов. Получается, российские МИД и МВД де-факто признали.


У меня нет своей стихии, но я слышал, что, вроде бы, через каждого поэта говорит какой-то элемент. В какой стихии живете вы? У вас же вышла новая книга с говорящим названием. (Дитцель Андрей. Вода Земля. Сборник стихов. — Новосибирск: «Левый берег», 2013.)

Если проецировать на местообитание, интересно и уютно жить там, где все соседствует в максимальных концентрациях. Например, в Гамбурге: здесь мостов больше, чем во вместе взятых Венеции и Амстердаме. Еще я люблю острова и людей, похожих на острова.

Ваши строки: «Юноша бледный со взором горящим, ныне даю я тебе». Вы изменяете своему мужу?

...Это строки Валерия Брюсова, я лишь расставил звездочки и сноски! А слово «муж» мне не по душе. Впрочем, вопрос понятен. Знаете, есть прекрасная книга — «Происхождение семьи, частной собственности и государства», Фридрих Энгельс написал в пору просветления. И прекрасно объяснил, что моногамия — продукт экономических отношений, в основе ее — неравноправие полов. Изменится общество — семья примет другие формы.
Энгельсу (что тогда говорить про ХХ век с Фуко и прочими) 130 лет назад было ясно, а копья почему-то до сих пор ломают. Слово «измена» тоже из патриархального словаря. Союз двух мужчин вообще сделан из особого теста. Я декларирую открытые отношения, но при этом понимаю под «открытостью» прежде всего открытость друг другу, доверительность, честность.


Я не понимаю местных гей-активистов и не понимаю поэтов. Их вдохновляют сайты знакомств. Я знаю поэта и гомосексуала Митю Кузьмина. Когда я спросил, что он делает на сайте qguys, он нахмурился и вдумчиво сказал: «Я изучаю...» Вы изучаете сайты знакомств?

Ясно, бывает антропологический интерес. Бывает, встречаются характеры и сюжеты. Но это относится ко всему, напоминающему социальные сети. Сейчас чаще изучаю фейсбук (и как всегда — живой журнал). Они чуть-чуть репрезентативнее.

Я хабалка и унылая истеричка. И поэты вызывают у меня истерику. Мне вовек не постичь масштабы их личностей и широты их взглядов. Кузьмин, небезызвестный поэт и бабушка гей-движения, вызывает у меня истерику. На мой вопрос, мол, кого волнуют чужие чувства, он сказал: «Меня!» И я прозрел! Мысли никого не интересуют, потому что есть чувства. У собаки чувства тоже есть. А вот мыслей ни у кого нет. И зачем они вообще? Для вас поэт так же, как и для Мити Кузьмина, — тот, кто чуффствует?

Сергей, разберитесь как-нибудь без меня, что вы питаете к Кузьмину?
Поэзии скоро вообще не будет — никому, кроме самих творцов, она уже не нужна. Нужны и интересны бывают лишь люди. Кузьмин на презентации сборника избивает гомофоба — это интересно. Поступок, как его ни оценивай.

Как-то я сходил на Киевские лавры. Плюхнулся в гущу поэтов, и мне чуть плохо не стало — ну и перегар: я едва не задохнулся. Мне было гадко среди этой алкашни. А вы бухаете перед чтением стихов?

Давно не попадал в такую есенинщину. Возможно, я чаще оказывался в питерских тусовках, а они добропорядочнее московских или киевских. Я в принципе редко выступаю. А если случается — читаю по памяти, показываю слайды. Переживаю, что собьюсь и всех напрочь разочарую. Поэтому лучше совсем без алкоголя. Я — малопьющий зануда, интроверт и вообще, боже упаси, никогда не представляюсь поэтом.

Единственным пространством, где моя душа еще может как-то дышать, остаются книги издательства Kolonna publications, в котором вышел ваш роман «Кентавр vs Сатир». Из рецензии: «Не всем персонажам „Кентавра vs Сатира“ повезло как рассказчику. Чтобы найти себя, одной сексуальной ненасытности мало, нужны смелость и честность перед самим собой. Мустанг, случайный любовник главного героя, врет себе и стремится доказать, что он „нормальный“, и даже с любимым мужчиной прячется за гендерными стереотипами».

Женщина-ширма, да, разве это необычно? Мне кажется, у каждого из нас найдутся такие знакомые, и чем глубже в российскую географию или чем ближе к кормушке, тем «нормальнее» герои.
Странно, кстати, что вы вспомнили именно об этом, эпизодическом и проходном Мустанге...

Вы организатор русской колонны на Christopher Street Day? Что делаете на прайд-параде вы и такие «шишки», как Гидо Вестервелле, Оле фон Бойст и Клаус Воверайт? Как открытые гомосексуалы, вы, все четверо, в центре внимания, но стоите на разных местах? Вы там кружитесь в танце?

Немного устаревшая информация. Правда, что начиная с 2005-го года мы с немецкими, русскими и прочими друзьями выходили с русскими флагами на берлинский прайд. С каждым годом компания разрасталась, появлялись политические месседжи. В 2010-м это была уже настоящая колонна. Нас показало даже китайское телевидение! Среди прочего мы под девизом «Legalise it!» несли несколько плакатов на тему путиномедведевской нежности. Постепенно из междусобойчиков, сделанных на коленках транспарантов, домашних встреч за пару лет сложилась «Quarteera» — объединение русскоязычных ЛГБТ и их друзей в Германии. Теперь «Квартира» — коллективный организатор, причем не только праздников и шествий, но и множества информационных мероприятий.
Теперь по порядку обо всех перечисленных персонажах. Вкратце: не встречаются и не кружатся. Берлинский Кристофер Стрит Дэй собирает до 800 тысяч человек, демонстрация — а это только одно из событий фестиваля — растягивается на несколько километров. Воверайт всегда появляется на открытии, его вполне можно потрогать руками, поприветствовать (а представьте себе Лужкова или Собянина?). Вестервелле на парады предпочитает не ходить. Оле фон Бойст уже три года как не бургомистр Гамбурга; надо напомнить, что его каминг-аут был не совсем добровольным. Вышел однажды — свистели.

После избиения Фолькер Бека в России в Бундестаге кричат российским властям, что надо уважать права человека и не мешать проведению мирных акций. Это же пустой звук! Почему Германия и другие страны не введут экономические санкции против России?

Та же «Квартира» очень многое делает, чтобы поддерживать немцев в курсе нерадостных российских дел. Переводит новости, устраивает встречи. Особенно сейчас, ввиду чудес законотворчества. Но следует понимать, что наши страны связывают просто необъятные экономические интересы. Германия, увы, исповедует геополитический прагматизм, если не эгоизм. К слову, один из наших недавних лозунгов — «Ангела, не закрывай глаза!» Но с санкциями — это, вы, конечно, загнули. Европейские политики не могут договориться, как вести себя со странами, в которых идут гражданские войны...

Саша, переводчик Роберта Вальзера, в которого я влюблен, перевел и напечатал книгу в одном экземпляре. Подарил ее своему парню. А что вы дарите своему парню?

Однажды я был почти влюблен и приезжал каждым ранним утром на улицу объекта увлечения. Рисовал мелками, оставлял цветок. Длилось это около месяца (после чего он сдался). Обычно у меня получается что-то подобное, бесполезное.
Вообще, подарками хвастаться некрасиво, как материальными, так и невещественными. Хотя... кентавросатиры примерно о том же. Тысяча экземпляров или один — разница с точки зрения вечности ничтожная. Я написал роман, собрал из заметок и зарисовок о любимом человеке и для него же.



Берроуз считал женщин пришельцами с Венеры, агентами враждебной цивилизации. Вот я махровый мизогиник, как и многие гомосексуалы. Вы понимаете геев, которые избегают женщин?

Но это суждение вы позаимствовали не у Берроуза, а из комментариев Волчека? Не очень хорошо понимаю. Геям сам бог велел быть терпимыми к параллельным формам жизни.
Одни из самых близких моих друзей — пара девушек. И я страшно обрадовался, когда узнал, что у нас с ними будет младенец именно женского пола. Всё сразу необъяснимо экзистенциально встало на места. Еще дочка очень похожа на бабушек. Если все мои дорогие женщины — враждебные агенты, то либо очень милые, либо хорошо замаскированные.

Моя аскеза — выбор и чтение книг по принципу отношения к гомосексуальности. Скажем, я читаю лишь заморских гей-литераторов. Как вы выбираете книги для чтения?

Аскеза, самоограничение? А душа так и просит Шолохова?
Мы с ребенком сейчас приступаем к первым сказкам.

Да, самоограничение. Читаю только на английском. Вся русская литература — сплошной шлак Шолохов. Это не литература. Забыть, а лучше вообще выпилить из истории нафиг! Не может быть литературы без понятий о гендере и сексуальности. Нет ни одной русской книги даже о гомосексуале, не то что о драг-квин. «Тематическая серия» издательства Kolonna publications, в которой были Бушуев и бисексуальные книги Могутина, — там нет квир- и гомосексуальной идентичности! Там только гомосексуальное поведение.

Ага. Должен быть заказ Гостелерадио СССР по гендерной тематике и обязательные квоты на драг-кинг? Я полагаю, что даже в авторитарной обстановке чтение и литература остаются системами автономными. В зависимости от почвы и климата, конечно, расцветают то розы, то лишайники.
Книги про гомосексуалов... В Гамбурге десять лет назад на одной-единственной улице находилось три тематических книжных. (Читали уже тогда не очень много.) Сейчас остался один. Просто время геттоизации прошло. Гомосексуальная субкультура самоликвидируется. Остается queer.
Я напомню еще одну расхожую вещь. Литература — это вообще не «что», а «как». За что, например, Евгения Харитонова любим, — придумал собственный язык...

В его книге, которую я прочитал благодаря издательству «Глагол», из общего потока сознания я прочел об анальном сексе: «осторожно, всех глистов подавишь». Этим его гомосексуальное поведение и ограничилось. Опять же, никакой идентичности!

Действительно, и с гомосексуальным поведением плохо: кажется, 40% гетеросексуалов то же самое практикуют. А у шолоховского Григория Мелехова поведения абсолютный ноль, но в пятнадцать лет я был в него влюблен.
Не очень понимаю, зачем молиться идентичности, кастовости и, в конечном счете, традиционализму. Квир — это когда отказываются от ярлычков и социальных стереотипов.
Детский писатель Андреас Штайнхефель, — его книги продаются и в России, — выпустил невероятный просто роман «Середина мира». О детстве и взрослении, провинции, грязи и красоте. Книга больше обычной coming out story, ее сложно втиснуть на какую-то одну книжную полку — гетеро или гомо, роман поколений, роман нравов, психология, детектив и т. д. Это — одна из моих самых любимых вещей. Когда-нибудь заброшу все дела и займусь переводом на русский.

Почему гомосексуалы хотят acceptance, хотят быть принятыми? Почему они не боролись против отмены брака вообще? Потому что толпа всегда идет конформной дорожкой?

Как вам такое объяснение: история с геями в общих чертах повторяет историю женской эмансипации. Если бы суфражистки сто лет назад боролись не за право носить брюки, а за их отмену вообще, было бы с точки зрения духа истории несколько нелогично. Все влюбленные граждане имеют право вступать в брачные союзы — значит, такое право должно распространяться и на однополые союзы. А делать ли этому праву употребление — лично ваш выбор.

Вас бесит, что гомосексуалы во всем копируют гетеро?

А Samsung во всем копирует Apple, да? Или у них уже теперь наоборот?

Вы высмеиваете гендерные роли и как? Назовите писателя, книгу на немецком, английском, каком-нибудь, где высмеиваются тупость и абсурд строгих половых ролей, гендерных и сексуальных идентичностей? Самый яркий гендерный подкол, genderfuck?

Почему же я должен высмеивать именно гендерные роли? Не говоря о том, что сатира — не вполне мой жанр? (Хочется нескромно добавить — заражен нормальным классицизмом.) Ну вот вы сами вспомнили моего героя Мустанга, лезущего вон из кожи, чтобы казаться маскулинным и доминантным... Такой ответ устроит?
Литературные и кинематографические произведения об абсурде ролей вообще-то стали мейнстримом. Это даже скучно. После «Some Like It Hot» никаких находок!

Назовите книгу, где высмеиваются поэты. И то, что они пишут в столбик. Очень хочется поржать. Скучно жить просто так...

«Записки и выписки» Михаила Гаспарова. Его же «Русские стихи 1890-х—1925-го годов в комментариях». Лучше ничего не написано.

А какой поэт — самый радикальный, сумасшедший из гомосексуалов?

Вы, Сергей, разумеется. Только радикальность, увы, никогда не коррелирует с качеством произведения. Только с качеством исполнения. Люблю на вас смотреть.


  • 1
Хороший заголовок: "Один три нас".

Что за истеричное самолюбующееся существо тебя интервьюировало! :)

+1
Такое ощущение, что чувак просто очень хотел поговорить о себе :-/

вот и замечательно, диалог получился!

погуглила, остальные вопросы снимаются.
ты двоекратный герой, ибо не только дал согласие на интервью, но и очень достойно его выдержал.

вот-вот!
половина ответов на эти как-бы-вопросы - просто попытка оставаться вменяемым напротив этого чуда

но по существу Андрей высказался полноценно

Хаха!:) Ты с ним прямо как ковбой на родео - удержал это брыкание мыслей и эмоций!)))

Блестяще!

все же есть и блестящие вопросы, вот этот, например:
«осторожно, всех глистов подавишь». Этим его гомосексуальное поведение и ограничилось

Какой-то вопросительный поток сознания. Ни одного связанного вопроса. Очень странный журналист.

очень странный интервьюер. но ответы хорошие. )

на любые вопросы даем любые ответы))

отличное интервью

О, поздравляю! И с текстом, и с обложкой, и с разворотами ;)

"торжество просвещения" - скорей бы!
прекрасное интервью, свежие ответы!) спасибо)


  • 1
?

Log in

No account? Create an account