?

Log in

No account? Create an account
Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Entries by category: город

в метро
Lamm und Knabe
andrreas
На Альстере, там где сейчас ратуша, раньше стояли мельницы. Кое-что от них осталось. хотя всего один артефактCollapse )

защитничег
Lamm und Knabe
andrreas
"Робби Вильямс - защитник животных" - привлек мое внимание заголовок в ленте новостей вагона метро. Реплика из интервью примерно такая: "Переспать с мужчиной? Нет... Хотя не исключено, что я бы согласился, если это могло бы спасти жизнь какому-нибудь кролику или другому живому существу."

осень в Венеции
Lamm und Knabe
andrreas
Сетевая Словесность: Стихи Р.М.Рильке в переводах Бориса Марковского, Алексея Пурина и Андрея Дитцеля. Иллюстрации Сергея Слепухина.

Очень рекомендую эту подборку - не только потому, что в нее затесалась пара моих любительских переводов. По ней можно судить о главных темах и интонациях Рильке. Цикл и илюстрации очень итальянские, и в этом мне видится перекличка с моей любимой прозой - "Сцене из венецианского гетто" в "Историях о Господе Боге", книге, которая больше Экзюпери, Борхеса и Маркеса.

Накануне в метро я перечитывал рассказ о старом еврее Мельхиседеке.

Он всегда жил в самой верхней постройке тянущегося к небу гетто, откуда видно чужие страны с их странными обычаями. Чтобы дома не обрушились, верхние этажи здесь складывают из такого легкого камня, что ветер совсем не замечает его на своем пути. Когда-то к Мельхиседеку и его внучке Эстер заходил Маркантонио, сын проведитора Приули. Эстер часами смотрела в его глаза, и ей уже начинало казаться, что он погрузился и умер в её взгляде, чтобы когда-нибудь воскреснуть в ней для вечной жизни, в которую ведь он, как христианин, верил. С этим новым чувством в своем теле она целыми днями стояла на крыше и пыталась разглядеть далекое море. Маркантонио давно не появлялся в Гетто. А для Мельхиседека и Эстер настало время переселяться в новый дом, самый высокий в городе. После того, как они целый день переходили через площадь и поднимались наверх, у Эстер родился светлый и нежный ребенок. Невыразимо ясным осенним утром Мельхиседек стоял на краю крыши и впервые видел на горизонте ровный серебрянный свет. Так они и стояли - Эстер со своим ребенком и Мельхиседек, простерший в молитвенном жесте руки. Люди внизу видели их как будто в облаках, толпа умножалась и от одного к другому передавался вопрос: "Увидел ли он море? Или же самого Господа Бога в славе Его?"

диаспора
Lamm und Knabe
andrreas
Соотечественница (с П.Хилтон на юзерпике) хочет переехать в Гамбург и просит буквально следующее:

Приеду осмотреться, подскажите пару хороших (элитных) ночных клубов без турков и т.д. Заранее спасибо !

Некоторые иностранцы хотели бы себя чувствовать равнее остальных хотя бы на основании цвета кожи и разреза глаз - и еще удивляются, почему их не любят. Уже не раз замечал, что поселившиеся в компактных гетто и севшие государству на шею соотечественники убеждены, что "понаехали" не они сами, а турки, черные, или - специфика Западной Германии - "эти из ГДР".