?

Log in

No account? Create an account
Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Entries by category: история

Кёнигштайн
Lamm und Knabe
andrreas

Почему-то саксонская крепость над поворотом Эльбы не входит в число классических "визиток" Германии. Но может быть, оно и к лучшему. Здесь шумно, но нет туристического засилья. Невероятная природа и непостижимая уму фортификация. Самое главное телеграфным стилем, повторяя в том числе и свой постинг трехлетней давности: первое упоминание в в 1233 году; за всю историю ни одной попытки штурма. Единственный побег из местный тюрьмы. Здесь дважды бывал Петр I, стрелял ради потехи из пушек, лично проверял глубину колодца (более 150 метров). Местные алхимики первыми в Европе получили фарфор. В крепости укрывали саксонскую казну, а во время Второй мировой  войны -- картины Дрезденской галереи.

Хорош и сам городок Кёнигштайн, и окрестные поля. Наверх лучше всего подниматься не прямой туристической лестницей, а по спирали через лес. И обязательно в хорошей компании.

Настя, Фелипе и несколько панорамCollapse )

омонимы, суфражистки и т.д.
Lamm und Knabe
andrreas
Просто пара соображений, прежде всего о языковой ситуации. Каждому обывателю известно, что когда где-нибудь собирается несколько геев, сразу получается гей-прайд. При этом слово "прайд" народная этимология ("бульвар-гульвар", "лесбиянки-лизать") по созвучию помещает где-то между парадом и педерастией.  

Русский "парад" исторически имеет собственное значение.  Вот (клик) семантический ореол слова на востоке, а вот (клик) на западе. В первом случае -- парад победителей (или врагов), строй, агрессивная масса. Во втором -- карнавал, массовая прогулка, гуляние.

Язык определяет не только сознание, но и, с позволения сказать, сбыт. Даже неповоротливый советский автопром выходя со своими "жигулями" на французский рынок (оказалось, кое-кто не в курсе) придумывает "Ладу". Поскольку "жиголо" -- это мужчина-проститутка. А вот мы годами носимся со своими буквальными переводами.

Грешен, сам сбиваюсь в репортажах на непонятный "прайд", хотя стараюсь честно комментировать -- "берлинский гей-фестиваль "Кристофер Стрит Дэй".

Нужно слово. Задорное, легко произносимое, свободное от нежелательных коннотаций. Только не говорите мне, что нужно идти просвещать народ (да, разумеется, и это). Вспомните лучше историю вилки. Она окончательно вошла в русский быт лишь после того, как, собственно, стала вилкой. Теперь вилками едят даже депутаты петербургского заксобрания. А ведь это поначалу была рогатина, дьявольская штука! К тому же пришла к нам с запада. Страшно сказать, с католичкой Мариной Мнишек.

Кёнигштайн, Лилиенштайн
Lamm und Knabe
andrreas

У меня в запасниках осталось несколько историй о Саксонской Швейцарии. Кое-что небрежно, но как уж позволяет время.
Больше всего там поражают одинокие горы, "камни". Самая известная из них, безусловно, Кенигштайн. Начиная с XIII века на ней крепость, богемская, потом саксонская.

два камняCollapse )

Понт-Одеме / Pont-Audemer
Lamm und Knabe
andrreas

Список городов, гордо или с фигой в кармашке называющих сами себя венециями, пополнился ещё одним, в Верхней Нормандии. Он практически весь такой, из ветхих фахверковых домиков над маленькими каналами.

très intéressantCollapse )

Мон-Сен-Мишель, продолжение
Lamm und Knabe
andrreas

Дамба, соединяющая остров-крепость с берегом. Здесь же проходит граница Нормандии и Бретани, германского и кельтского. Таков и сам Мон-Сен-Мишель. Вообще, когда забираешься наверх, дух захватывает (во всех смыслах!) настолько, что не до фотоаппарата. Этим самым я извиняюсь за качество снимков. Мы приехали уже ночью. Не попали в монастырь, но не застали и человеческих толп: в год на остров приезжает более трех миллионов туристов.

скалы, стены, лунаCollapse )

Люнебург
Lamm und Knabe
andrreas
 
Люнебургу больше тысячи лет, в его имени ещё слышится полабский корень -- Глино, Глинебург. С глиной здесь до сих пор всё хорошо, свидетельством чему богатейшая кирпичная и фахверковая архитектура. А вот соль, на которой Люнебург расцвел в средние века, добывать перестали (окончательно -- в 1980-ом) потому что углубление штолен в сочетании с откачкой подземных резервуаров соляных растворов привело к оседанию грунтов.  Целые улицы и церкви пришлось спасать.

Фахверк -- и без того материал не самый прочный. Стены и фундаменты плывут. Может быть, ещё и поэтому город такой своеобразный.

длинная прогулкаCollapse )

Хайдельберг, Гейдельберг
Böcklin
andrreas
Спорили в очередной раз с друзьями о передаче в русском языке немецких имён. Пока традиционная система держится -- Гамбург, Гейне, Галле, Лейпциг, Брауншвейг, Сильт, Фрейд, но наряду с ними всё чаще обнаруживаются Хамбург (и даже Хамбурх), Хайне, Халле, Ляйпциг, Брауншвайг, Зильт-Зюльт, Фройд, Хайдельберг и т.д. Правила транскрипции, отражавшие петровско-ломоносовскую языковую реальность, трещат по швам.

Аргумент "мама будет тщетно искать на вокзале поезд на Сильт, напишу ей Зюльт" принимается, но я боюсь отступлений от нормы хотя бы по соображениям систематики, индексации. Если и реформировать правила транскрипции, то одним махом, в полном объеме, единообразно и без исключений. Но ввиду долгой традиции Ганноверов, Лейбницей, Эйнштейнов, Рейнов и других это мне не представляется возможным. Поэтому я занимаю по этому вопросу консервативную позицию.

А какие мнения/аргументы найдутся ещё?

Остров Sylt, которому посвящена едва ли не половина моего журнала, должен бы в соотвествии с принятой в СССР системой транскрипции передаваться как Зильт. Но вместе с тем есть и названия, "ставшие традиционными". Во всех дореволюционных источниках, прежде всего Брокгаузе, пишется Сильт. Вопрос, считать ли это сложившейся традицией. Я склонен так думать. Этот вариант сохранился в литературе вопреки (беглому, в статье о Фризских островах) упоминанию острова в БСЭ, хотя сегодняшняя тенденция -- вытеснение. Ещё раз: в моих публикациях Сильт. Или просто -- остров.

просвещение
Lamm und Knabe
andrreas



"Spiegel" посвятил ностальгическое эссе немецкому "BRAVO". Самый тиражный и скандальный молодёжный журнал выходит с 1956 года. С самого начала издание привлекло к себе внимание рубрикой с ответами на читательские вопросы о взрослении и первой любви. С 1969 рубрика становится страницой сексуальной консультации.

Среди моих немецких знакомых, независимо от возраста, нет никого, кто бы не знал доктора Зоммера -- под этим псевдонимом на вопросы читателей почти сорок лет подряд отвечает врач Мартин Гольдштейн. Немцы могут не знать своих олимпийских чемпионов, канцлеров, учёных, но доктора Зоммера знает (и уважает) практически каждый. Совершенно немыслимо: национальным героем становится активист сексуального просвещения.

Дважды, в 1972 году, "BRAVO" конфисковывалось из типографий. Причиной были слишком, по мнению экспертов, откровенные публикации, оправдывающие юношескую мастурбацию. Некоторые школы запретили ученикам чтение и распространение журнала, но несмотря на протесты консервативной, церковной, в первую очередь, публики, тиражи продолжали расти. В 1979 печаталось более 1.800.000 экземпляров. Многие считают, что именно журналу -- и лично доктору Зоммеру -- Германия обязана низким уровнем абортов и заболеваний, передающихся половым путём.

Мой личный интерес к "BRAVO" двоякий. После школы я подрабатывал и работал в молодёжной прессе. И наверное могу сказать: даже в начале 90-х мы не могли позволить себе быть такими раскрепощёнными (и не скатываться при этом в пошлость), как немецкие авторы за двадцать лет до этого. Это -- эмоциональная подоплёка. Нынешняя профессиональная -- иллюстрации и фото. Поэтому раз в неделю я пролистываю в офисе свежий номер. Только не смейтесь, пожалуйста.

Вот как выглядит журнал сейчас, и что обсуждается как, возможно, слишком откровенное. Под катCollapse )

мото - сто лет назад
Lamm und Knabe
andrreas
Прекрасное и забытоеCollapse )

made in Germany
Lamm und Knabe
andrreas
Stern обобщил открытия, сделанные немцами и изменившие нашу повседневную жизнь не менее изобретения предками колеса... О некоторых фактах я тоже не знал, поэтому приведу самое интересное:

Чем гордятся немцыCollapse )

ни о чём
Lamm und Knabe
andrreas
Чем наглее занимаешься на рабочем месте своими делами, тем больше тебя любят коллеги. В эти дни наш маленький коллектив демонстрирует просто-таки раннехристианскую любовь. Вчера мы все вместе уселись есть клубнику с молоком, а сейчас нам принесут мороженое.

Мне нравится выбираться в рабочее время по каким-то делам, - то в маленькое издательство, то в компьютерную фирму, - на велосипеде. Всегда проезжаю через площадь, на которой стояла самая большая на севере Германии синагога. Ее так и не восстановили, только замостили периметр сожженного в 1939-м здания белым и серым камнем. Обычно здесь рисуют мелками дети или сидят на солнце студенты (с двух сторон корпуса педагогического института и биофака) Площадка слегка выпуклая: видно, что руины убрали и задекорировали недобросовестно. Чем-то эта выпуклость притягивает меня. Всегда хочется сделать здесь круг.

На сегодняшний вечер масса буржуазных планов. Видимо, зайду на прощальную вечеринку профессора фрау Гёлц. Заодно узнаю, каковы причины ее ухода с факультета. Кто же теперь будет проводить ахматовско-цветаевские семинары? И будет ли в учебном плане гамбургского университета когда-нибудь еще курс по интертекстуальности Татьяны Толстой?

Кроме того, в мой дом въехали две девушки. Еще не видел их живьем, но получил приглашение зайти сегодня на бокал прозекко. Кроме того, сегодня - ретровечеринка в КИРе, где моими стараниями побывало уже пятеро ЖЖ-истов. А amauryне побывал.

Кроме того, надо бы надрать уши одному зайцу. Если догоню.