Category: лытдыбр

Lamm und Knabe

из фейсбука



10. Oktober um 12:13
Пять лет назад на одном из литературных вечеров в Панда-Театре ко мне подошла женщина со знакомым как будто лицом: "Давайте познакомимся, я... тоже немного пишу". Я не нашел ничего лучшего, чем поинтересоваться, что же она пишет -- прозу или стихи? В "Панде" в конце концов каждый слушатель поэт, писатель или художник.
"Так, несколько книжек. "У войны не женское лицо", может быть, вы слышали..."
Не ручаюсь за стопроцентную точность реплик, но вот это "тоже немного пишу" врезалось.
Я не знаю других современников, настолько скромных, глубоких, сопереживающих своим ближним и дальним, своему времени.

Светлана, это огромная радость для всех Ваших друзей.

Фото одиннадцатого года, Берлин.

Collapse )

Lamm und Knabe

на пароме через Балтику


Быстроходные суда, как известно, выходят к далеким берегам из Ливерпульской гавани только один раз в неделю. А из Хельсинки в Германию целых шесть раз, с понедельника по субботу.

На заметку друзьям в России: это один из удобных способов добраться в Западную Европу. Особенно если вы путешествуете на своей машине. Паромы Finnlines пересекают Балтику за 27 часов (с учетом погрузок, посадок и высадок получается около 30), при этом скучать в пути не приходится.

Я очень люблю корабли и страшно обрадовался, когда выпал шанс провести выходные на море, да ещё и облазить судно от трюма до капитанского мостика.  Вот он, кстати, выглядит как. Старший помощник держит в руке бумажный стаканчик с кофе и я надеюсь, что не подвел его этой фотографией под международный морской трибунал.

Collapse )
Lamm und Knabe

из фейсбука


***
Дайхштрассе с подвальным картофельным заведением (где-то справа внизу).

***
Очень ждал (почему в Германии новые фильмы показывают так поздно?) и боялся экранизации "Пены дней". Я зачитывался романом во время своего каминг-аута на фоне первых, острых и каких-то бесформенных, чувств. Книгу мне подарила девушка, влюбленная в моего будущего мужа. От этой влюбленности она поспешно выскочила за кого-то замуж. Мой будущий однако успел где-то между помолвкой и свадьбой потрахаться с её будущим (не будучи тогда ещё скромным моралистом). Девушка поэтому была вдвойне несчастна и казалась похожей на Хлою.

Я боялся фильма из-за водяной лилии в легком. С моей ипохондрией и вообще. Но после просмотра меня накрыло совсем другими мыслями. О мучительной и медленной смерти любви. Пытаешься ей противостоять, каждый день приносишь цветы -- тщетно. Зарабатываешь деньги, моешь посуду, пишешь празднословным и шершавым языком романы. Любовь каждый раз дает обещания поправиться и победить болезнь. Но не справляется. Дом становится мал, окна затягивают водоросли. И вот эту агонию я заново пережил на второй половине Мишеля Гондри.

В финале не хватило разговора мышки и кошки.


Collapse )
Lamm und Knabe

проза, "ОДИН З НАС", №76


продолжение)

***
Вот провожаешь на поезд парня, который провел в городе сколько-то и уезжает к себе, подробности не так важны, хотя было весело и бездумно, хотя ещё за пару часов до отъезда затащили домой третьего, чернокожего, пружинистого, впускавшего в себя сразу два, – ранний пелевин заметил бы, что такое особенно сближает мужчин, – но при всём этом понятно, что не предназначение, а просто отдых, Ялта, два одиночества и т. д.; провожаешь, на табло рисуются ноль ноль ноль ноль, а он буднично отмечает: «Полночь, сейчас карета исчезнет, бал прошел, ашенпуттель бежит домой», – и вдруг ты впервые понимаешь, что имел в виду, даже не что, а как это имел в виду Иосиф Александрович – остановись, ты не столь прекрасно, сколько неповторимо, в какой-то детской нелепости, бесприютности. По дороге домой нанизывается, не отпускает мотив. (Шлюмп – это шламм, болотная, с которой начинатся моя овечья улица.) Если остановившиеся часы показывают дважды в сутки верное время, все, пожалуй, помнят эту школьную задачу, – куда точнее опаздывающих всего на минуту, – то что происходит с остановившимся человеком? Оказывается ли он дважды в сутки или хотя бы раз в год там, куда стремится? Ведь говорят, что большинство из нас ходят кругами.

***
В последнем, 52-ом, номере «Литературной газеты» за 2012-ый – четыре моих стихотворения.

«Некоторые цензуру не прошли, напр., о мальчике, который кончил и обтер живот. Мне нормально, а редакция в ужас бы пришла», – извиняется редактор И. П.

Чувствую себя то ли волком в овечьей шкуре, то ли литературным коллаборационистом. Но ладно. «Надо публиковаться везде», – говорит великий Кабанов.

***
Пожалуй, у меня накоплен некоторый жизненный опыт флирта и знакомств. Делюсь я им часто и охотно, но бессистемно. В очередной раз накипело, и я решил составить собственную опись качеств знатнейших народов.

Collapse )
Lamm und Knabe

фейсбук


***
Вот провожаешь на поезд парня, который провел в городе сколько-то и уезжает к себе, подробности не так важны, хотя было весело и бездумно, хотя ещё за пару часов до отъезда затащили домой третьего, чернокожего, пружинистого, впускавшего в себя сразу два, -- ранний пелевин заметил бы, что такое особенно сближает мужчин, -- но при всем этом понятно, что не предназначение, а просто отдых, Ялта, два одиночества и т. д.; провожаешь, на табло рисуются ноль ноль ноль ноль, а он буднично отмечает: "Полночь, сейчас карета исчезнет, бал прошел, ашенпуттель бежит домой", -- и вдруг ты впервые понимаешь, что имел в виду, даже не что, а как это имел в виду Иосиф Александрович -- остановись, ты не столь прекрасно, сколько неповторимо, в какой-то детской нелепости, бесприютности. По дороге домой нанизывается, не отпускает мотив. (Шлюмп -- это шламм, болотная, с которой начинатся моя овечья улица.) Если остановившиеся часы показывают дважды в сутки верное время, все, пожалуй, помнят эту школьную задачу, -- куда точнее опаздывающих всего на минуту, -- то что происходит с остановившимся человеком? Оказывается ли он дважды в сутки или хотя бы раз в год там, куда стремится? Ведь говорят, что большинство из нас ходят кругами.

Collapse )

Lamm und Knabe

обобщение

Все девушки, с которыми я бы хотел заняться сексом, заняты и против.
Все мужчины, с которыми я бы хотел, заняты, но сразу снимают штаны.

И то, и другое как-то огорчительно. Post coitum omne animal...