Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Lamm und Knabe

на пароме через Балтику


Быстроходные суда, как известно, выходят к далеким берегам из Ливерпульской гавани только один раз в неделю. А из Хельсинки в Германию целых шесть раз, с понедельника по субботу.

На заметку друзьям в России: это один из удобных способов добраться в Западную Европу. Особенно если вы путешествуете на своей машине. Паромы Finnlines пересекают Балтику за 27 часов (с учетом погрузок, посадок и высадок получается около 30), при этом скучать в пути не приходится.

Я очень люблю корабли и страшно обрадовался, когда выпал шанс провести выходные на море, да ещё и облазить судно от трюма до капитанского мостика.  Вот он, кстати, выглядит как. Старший помощник держит в руке бумажный стаканчик с кофе и я надеюсь, что не подвел его этой фотографией под международный морской трибунал.

Collapse )
Lamm und Knabe

под радугой

00020140815_191358
Давно и каждому известно, что если забыть дома камеру, обязательно случится что-нибудь невосполнимое, вроде две радуг над гамбургским портом.
Помощь пришла откуда не ждали -- с фиксацией реальности на твердую четверку справился телефон.

Зафиксированы и про/явлены: мы с Катей jimi_ на 62-ом пароме, океанский лайнер, очередной натиск стихии на кафе "Штрандперле", неизвестные дети.

Collapse )
Lamm und Knabe

пять копеек про импортозамещение



В моей трудовой, с позволения, биографии есть в целом приятная страничка, о которой я редко рассказываю (ничего нервного и неприятного не происходило). В последний год учебы и по ходу написания диплома я работал в ЗАО "Хлеб Сибири и Дальнего Востока". Там мы -- полтора человека под начальством монстра сибирской журналистики Алексея Ляхова, друга и соавтора Мешалкина и Коптюга, -- выпускали отраслевой журнал, причем не слишком специализированный. До августовского кризиса 1998-го я успел объехать с командировками пару городов Кузбасса, Томск, Челябинск, Екатеринбург и Москву.

Хлеб -- это как бы предмет национальной гордости, с таким настроем я и начинал работать. Исконно русский, наше всё -- белый и черный, "бородинский". Печенье "Юбилейное" и так далее по (не слишком обширному) списку. Первое же посещение хлебокомбината проветрило мою голову. Даже советский формовой кирпич производился и, видимо, производится по сегодняшний день на немецких и итальянских линиях. Кое-где, впрочем, в 90-ых еще работали люлечно-подиковые печи ФТЛ образца 1939-го года.

Смириться с тем, что наши "Жигули это итальянский "Фиат", а цеха МАЗ-АЗЛК построены Фордом вроде бы не так сложно. Но вот знание о том, что родная страна без помощи немцев и итальянцев не может выпечь даже буханку хлеба, сильно расширяло сознание.

Дальше -- больше. Эссенции пищевые, ароматизаторы, красители, наполнители. Линии упаковки и материалы для упаковки, разумеется. И не только у хлебопеков и кондитеров. Вся пищевая промышленность зависела от западной технологии и в значительной мере -- от поставок сырья. Что-то мне подсказывает, за десятилетие дорогой нефти эта зависимость не сократилась.
И когда до меня в эти дни доходят отголоски патриотического хора ("обойдусь без тунцовых стейков", будем есть нашу кашу", "запад утёрся", "Германия в панике", "Польша на грани государственного банкротства" и т.п.) моя первая искренняя реакция -- знаете какая? Покрутить пальцем у виска.

Хлеб печь научитесь для начала, дорогие патриоты.
Lamm und Knabe

перекличка


Дорогие стойкие френды, надо признаться, что в последнее время я листаю живой журнал а) через фейсбук; б) по подписке -- блоги близких друзей. Если раньше с чтения френдленты начинался каждый день, то сейчас я пролистываю её лишь на выходных или в отпуске. Что-то неизбежно пропускается. Это связано, так сказать, и с общей обстановкой, и с личным недостатком времени.

Поделитесь своими соображениями, как приспособиться к новой ситуации?

А на картинке раннее утро, северный берег Мальты. Даже скалы, на которых разбился корабль апостола Павла можно разглядеть.
Lamm und Knabe

набросок / в формате фейсбука

Однажды мне бы хотелось прочитать исследование о вегетарианстве, и в частности веганстве, с точки зрения классической теории потребления.

С этической мотивацией вегетарианцев всё достаточно ясно. То есть, разумеется, ни фига не понятно, но иначе нужно спорить о категориях этики, а так невзначай и до animal liberation добраться можно.

Экологические аспекты стали в последнее время достаточно общим, азбучным местом. Хотя: а) большинство защитников окружающей среды не рассматривает factory farming комплексно: а ведь со времен "неолитической революции" животноводство встраивалось в биосферу планеты, в круговорот отходы-удобрения-агрономия-сырье, в производственные циклы цивилизации; б) оценки воздействия на окружающую среду зачастую спекулятивны: довольно спорно, к примеру, утверждение о том, что на животноводство приходится 18% выброса парниковых газов, подробнее об этих и других цифрах, например, в заметках колумниста The Guardian "I was wrong about veganism. Let them eat meat – but farm it properly".

Что мне к большому сожалению совершенно незнакомо -- критика (или же глорификация) вегетарианства микро- или макроэкономические. Например, любой человек, знакомый с "Экономиксом" Макконнелла и Брю, сможет объяснить, что мясо и тофу принадлежат к товарным группам разной ценовой эластичности спроса. Я бы лично предположил, что раз уж современные веганы представляют собой некое подобие консервативной (в своих вкусах) секты со стабильным количеством членов, то и тофу оказывается товаром "неэластичным".

Другими словами, потребители тофу время от времени субвенционируют своей покупательской активностью производство нелюбимой ими говядины -- классического "эластичного" товара.

И даже если я совершил некую логическую ошибку и верно обратное, были бы вы, дорогие бескомпромиссные вегетарианцы, довольны, если бы это ваш образ жизни, напротив, субвенционировался -- слезинкой телёнка?

Так или иначе, современная экономика (шире -- биосфера) обладает таким количеством сложных связей, что устраниться из неё никак уж нельзя. Хотя теоретически, конечно, как недавно метко отметил Антон Носик, "хорошо бы человечеству прекратить вообще любую деятельность на планете Земля... а с точки зрения нравственных посылок отказаться от всякой органической пищи"

Уход иных моих друзей в глухие вегетарианство/веганство кажется мне некоторым образом страусиной стратегией. Во всяком случае, если я раздумываю над их не во всём безупречном образе жизни. Ясны и психологические механизмы подобных уходов -- самоуспокоение, в некоторых случаях даже культивация в себе морального и интеллектуального превосходства над профанами. Не в последнюю очередь и "эффект принадлежности к группе" -- по следам последних публикаций: я гомосексуален, в церковь, допустим, путь мне закрыт, а эта групповая идентичность открыта всем". И т. д.

Если вы теперь закономерно захотите спросить о моем личном выборе --  а я метался между пограничными формами вегетарианства с пятнадцати лет -- то это посильный отказ от продукции фабрик смерти, животноводства индустриального. Собственно, я прекрасно чувствую себя вообще без продуктов животноводства, исключая, пожалуй, молочные. Животных с умными глазами мне просто жалко, птиц -- меньше, хладнокровную рыбу -- ни чуточки.

Я стараюсь не впадать в "нерациональное потребление". Разные исследования приводят разную статистику, но очевидно, что от 30 до 50% производимого в мире продовольствия просто выбрасывается. Две трети этих потерь приходится на нас, рядовых потребителей. Излишне говорить, что проблему голода в мире разумно было бы хотя бы отчасти решать из этой перспективы. И  экологическое давление на окружающую среду можно было бы смягчить.