Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Lamm und Knabe

из фейсбука

Чудака Нэнни Отто, -- в прошлом он был музыкальным вундеркиндом, потом местным казановой и учителем музыки, постепенно состарился и несколько опустился, -- я до сих как минимум раз в неделю встречаю на улице. Обычно он сидит у входа в одно из дешевых кафе и вступает в разговоры со всеми, кому (не) посчастливилось отозваться на его приветствие.

А вот Митци-Катци уже почти забыл. Она тоже была учительницей музыки и давным-давно чуть не женила на себе Нэнни. Нэнни живет в захламленном полуподвале недалеко от философской башни гамбургского универа. Митци-Катци, когда мы познакомились, снимала квартирку в доме напротив. Иногда переходила улицу, спускалась в подвал и радовала Нэнни и его ученика Якоба каким-нибудь кезекухен. Она уже тогда больше всего была похожа на старуху Шапокляк, только с ранимой и отзывчивой душой. Хотя сама этого не замечала и продолжала в шестьдесят играть роковую брюнетку: метала страстные взгляды, говорила парадоксами.

Митци-Катци -- это, конечно, прозвище. Кыс-кыска. Может, Нэнни знает настоящее имя, но скорее всего, тоже забыл. Раньше у Нэнни было очень много женщин, судя по фотографиям он был красавцем и спортсменом. Правда, не меньше женщин он любил и самоудовлетворение. Ведь Нэнни -- наш современный Диоген Синопский.

В весьма зрелом возрасте Нэнни -- с его собственных слов, разумеется, -- научился сам себя удовлетворять орально. Надо отметить, будучи стопроцентным гетеросексуалом и эстетом. Это оказалось настолько здорово, что он решил больше не заниматься сексом. Нэнни поддержали многие друзья. Художник Анди тогда предположил, что больше праны не покидает круговорота в организме и, таким образом, остается для творчества.

Но это было отступление. На днях я проезжаю на велике по касательной к университету и замечаю ещё издалека на велосипедной дорожке (а не на тротуаре) прогуливающуюся Митци-Катце. В чем-то розовом, с бантиком в подкрашенных волосах. В руке изящная сумочка.

Я так обрадовался, ведь не видел её несколько лет -- и сразу стал кричать: Митци! Митце-Катце, как я рад встрече! Это мне не очень свойственно, но настроение было хорошим, солнце светило.

Митци застыла в позе крайнего недоумения и я смог получше её рассмотреть. На её лице было столько тонального крема, что он не скрывал, а подчеркивал глубокие морщины. Глаза были жирно, как на критской фреске почти, подведены.

-- Откуда это вы меня знаете? -- Недоверчиво поинтересовалась она.

-- Но Митци, это же я, русский, Андрей, сколько раз мы вместе пили кофе в Штадтбекере?! Я тогда был другом Якоба (другом с определенным артиклем). Мы ещё снимали короткометражный фильм!

-- Да... У Якоба действительно был русский друг, -- произносит Митци задумчиво и опять осматривает меня. И тут же заявляет безаппеляционно:

-- Но это были не вы!.. Вы гораздо лучше выглядите, чем ТОТ РУССКИЙ.

Вскидывает голову, как будто отмахивается, и дальше семенит по своим старушечьим делам. Переходит на тротуар.

А я стою, тупо улыбаюсь. Мне светло и горько. Лихорадочно прикидываю, сколько лет прошло. Десять. Все десять, наверное.
Lamm und Knabe

фейсбук


***
Вот провожаешь на поезд парня, который провел в городе сколько-то и уезжает к себе, подробности не так важны, хотя было весело и бездумно, хотя ещё за пару часов до отъезда затащили домой третьего, чернокожего, пружинистого, впускавшего в себя сразу два, -- ранний пелевин заметил бы, что такое особенно сближает мужчин, -- но при всем этом понятно, что не предназначение, а просто отдых, Ялта, два одиночества и т. д.; провожаешь, на табло рисуются ноль ноль ноль ноль, а он буднично отмечает: "Полночь, сейчас карета исчезнет, бал прошел, ашенпуттель бежит домой", -- и вдруг ты впервые понимаешь, что имел в виду, даже не что, а как это имел в виду Иосиф Александрович -- остановись, ты не столь прекрасно, сколько неповторимо, в какой-то детской нелепости, бесприютности. По дороге домой нанизывается, не отпускает мотив. (Шлюмп -- это шламм, болотная, с которой начинатся моя овечья улица.) Если остановившиеся часы показывают дважды в сутки верное время, все, пожалуй, помнят эту школьную задачу, -- куда точнее опаздывающих всего на минуту, -- то что происходит с остановившимся человеком? Оказывается ли он дважды в сутки или хотя бы раз в год там, куда стремится? Ведь говорят, что большинство из нас ходят кругами.

Collapse )

Lamm und Knabe

про jugendwahn

Приснилось, что прошло много лет, а Уве всё ещё устраивает у себя дома пицца-вечеринки. Он, кстати, недавно закончил универ (после 35 семестров) и снова приглашает. В доме есть тесто и томатная паста, а начинку и напитки гости приносят с собой.

На кухне -- знакомые лица, ну, может быть, несколько иссушенные жизнью. Те же темы и сплетни. Какой-то знакомый помогает резать лук и цуккини: "Так у тебя недавно тоже был день рождения... и сколько отпраздновал wenn ich fragen darf?"

"Восемьдесят пять" -- отвечаю я совершенно естественно и без запинки. "Молодец... А я бы тебе и не дал больше пятидесяти" -- присматривается ко мне собеседник -- "И нанотерапию ещё не делал?"

Если сон в руку, будущее обещает быть интересным.
Lamm und Knabe

"Müde Helden"


В Кунстхалле под характерной вывеской "Усталые герои" представили микс Александра Дейнеки, Фердинанда Ходлера и Нео Рауха. Действие странное. Художники асинхронно переливаются друг в друга. Дейнека с его мальчиками и ткачихами превращаются в чистое art nouveau, фабричные цеха исчезают. А у Рауха переводятся и сами люди. Имхо, Раух вообще лишний, поскольку и без него ясно, чем закончился эксперимент по созданию нового человека.

Зы. Замечательный отзыв в украинском "Коммерсанте":

Что народный художник СССР Александр Александрович Дейнека позаимствовал композицию "Обороны Петрограда" (1928) у швейцарского символиста Фердинанда Ходлера, из "Выступления иенских студентов в 1813 году" (1908), факт общеизвестный. Речь идет, разумеется, не о плагиате, а о творческой переработке: Дейнека поменял верх и низ первоисточника местами, да еще и дал сцену в зеркальном отражении так, что ходлеровские студенты маршируют справа налево, а дейнековские рабочие и крестьяне — слева направо, потому что их дело, понятно, правое и победа будет за ними. Можно даже заметить, что немцы маршируют по-немецки организованно, ровными рядами через ровные промежутки, в строгом орнаментальном ритме, от края к краю полотна, тогда как наши поначалу — черт знает как, и только при подходе к раме картины им удается, наконец, собраться с силами и построиться, но строятся они именно что в ходлеровские шеренги по четыре, штык на плечо, широкий шаг.

    
Lamm und Knabe

"Росту" целых 20 лет!


И детской газете, и моей первой газетной публикации в этом году двадцать лет. В юбилейном номере -- заметки юнкоров девяностых и нулевых. Отметилось много замечательных людей, очень рекомендую всем, кто как-то в курсе!

А здесь для тех, кому лень загружать электронную версию, мой небольшой мемуар. 

Collapse )
Lamm und Knabe

плохо темперированное

Выходя на уровень обобщений, -- каждый, носивший советскую школьную форму, или "каждый из нас", -- на автомате повышаешь тон почти до неприятного, но как сказать иначе? Я, кажется, интуитивно нащупал ещё один водораздел. В отличие от европейцев (другие племена мне знакомы слабо) наши люди верят в некий качественный скачок. Это совершенно универсальный феномен.

На макроуровне мы верим в незамедлительный переход из юдоли скорби в царствие небесное (или, аспекты уже частные, в пелевинскую нирвану).

На мезоуровне мы верим, что всё меняется после очередной революции или с приходом нового президента, или после первого полёта в космическое пространство.

В частной жизни мы верим в качественные скачки этой самой жизни, биографии. Получить аттестат, диплом, защититься. Найти любовь (вступить в брак), найти работу, найти ещё одну любовь. Завести свой дом-полной-чашей. Всё это, кстати, надо бы набрать курсивом. Чтобы значительнее было.

Пресловутый кризис среднего возраста обычно вызывается не тем, что цели недостижимы, а тем, что достижения не приносят ожидаемых качественных скачков ("и зажили они долго и счастливо"). А радоваться мелочам -- нет такой ценности, такого умения. (О протестантской этике, обратите внимание, ни слова.)

Ещё не просветленные, но уже что-то почувствовавшие камлают на перемены. Меняют партнеров, работы, убеждения в уверенности, что качественный скачок в очередной раз не наступил из-за небольшой ошибки в рецепте.

Просветлённые, наверное, понимают, что что-то происходит каждый день, лишь очень медленно. А если произойдет что-то скачкообразное, это может быть и скачком на орбиту назад.

Пишу "наверное" потому что сам время от времени ловлю себя: хочется выхода на пороговые ситуации. Качественно нового счастья (материального и т.п.) за дверью или поворотом. А счастье -- вот оно, и качество у него всего одно, и количество, поскольку сигнал бинарный, 0, 1, -- есть или нет совсем.

Я очень счастливый человек. И я куда-то движусь. Только, случается, забываю об этом (см. "первородный грех", "школьная форма").

Если подумать, большинство моих друзей -- люди счастливые и прекрасные. Надо им иногда об этом напоминать. Чаще говорить хорошее, чаще делать приятные мелочи, чаще говорить о любви.
Jacek Yerka Küche

студенты, поэзия и Цветаева