Category: образование

Lamm und Knabe

фейсбук


***
Вот провожаешь на поезд парня, который провел в городе сколько-то и уезжает к себе, подробности не так важны, хотя было весело и бездумно, хотя ещё за пару часов до отъезда затащили домой третьего, чернокожего, пружинистого, впускавшего в себя сразу два, -- ранний пелевин заметил бы, что такое особенно сближает мужчин, -- но при всем этом понятно, что не предназначение, а просто отдых, Ялта, два одиночества и т. д.; провожаешь, на табло рисуются ноль ноль ноль ноль, а он буднично отмечает: "Полночь, сейчас карета исчезнет, бал прошел, ашенпуттель бежит домой", -- и вдруг ты впервые понимаешь, что имел в виду, даже не что, а как это имел в виду Иосиф Александрович -- остановись, ты не столь прекрасно, сколько неповторимо, в какой-то детской нелепости, бесприютности. По дороге домой нанизывается, не отпускает мотив. (Шлюмп -- это шламм, болотная, с которой начинатся моя овечья улица.) Если остановившиеся часы показывают дважды в сутки верное время, все, пожалуй, помнят эту школьную задачу, -- куда точнее опаздывающих всего на минуту, -- то что происходит с остановившимся человеком? Оказывается ли он дважды в сутки или хотя бы раз в год там, куда стремится? Ведь говорят, что большинство из нас ходят кругами.

Collapse )

Lamm und Knabe

про jugendwahn

Приснилось, что прошло много лет, а Уве всё ещё устраивает у себя дома пицца-вечеринки. Он, кстати, недавно закончил универ (после 35 семестров) и снова приглашает. В доме есть тесто и томатная паста, а начинку и напитки гости приносят с собой.

На кухне -- знакомые лица, ну, может быть, несколько иссушенные жизнью. Те же темы и сплетни. Какой-то знакомый помогает резать лук и цуккини: "Так у тебя недавно тоже был день рождения... и сколько отпраздновал wenn ich fragen darf?"

"Восемьдесят пять" -- отвечаю я совершенно естественно и без запинки. "Молодец... А я бы тебе и не дал больше пятидесяти" -- присматривается ко мне собеседник -- "И нанотерапию ещё не делал?"

Если сон в руку, будущее обещает быть интересным.
Lamm und Knabe

"Müde Helden"


В Кунстхалле под характерной вывеской "Усталые герои" представили микс Александра Дейнеки, Фердинанда Ходлера и Нео Рауха. Действие странное. Художники асинхронно переливаются друг в друга. Дейнека с его мальчиками и ткачихами превращаются в чистое art nouveau, фабричные цеха исчезают. А у Рауха переводятся и сами люди. Имхо, Раух вообще лишний, поскольку и без него ясно, чем закончился эксперимент по созданию нового человека.

Зы. Замечательный отзыв в украинском "Коммерсанте":

Что народный художник СССР Александр Александрович Дейнека позаимствовал композицию "Обороны Петрограда" (1928) у швейцарского символиста Фердинанда Ходлера, из "Выступления иенских студентов в 1813 году" (1908), факт общеизвестный. Речь идет, разумеется, не о плагиате, а о творческой переработке: Дейнека поменял верх и низ первоисточника местами, да еще и дал сцену в зеркальном отражении так, что ходлеровские студенты маршируют справа налево, а дейнековские рабочие и крестьяне — слева направо, потому что их дело, понятно, правое и победа будет за ними. Можно даже заметить, что немцы маршируют по-немецки организованно, ровными рядами через ровные промежутки, в строгом орнаментальном ритме, от края к краю полотна, тогда как наши поначалу — черт знает как, и только при подходе к раме картины им удается, наконец, собраться с силами и построиться, но строятся они именно что в ходлеровские шеренги по четыре, штык на плечо, широкий шаг.

    
Lamm und Knabe

Лёвен


Все осведомлены о писающем мальчике (по одной из легенд он мочился на неприятелей с верхушки дуба -- пока родители сражались традиционным оружием), но лишь немногие знают, что мальчик вырос и поступил в Католический университет. Там он пристрастился к пиву и, в конце концов, стал вливать его непосредственно в мозг.

Collapse )
Lamm und Knabe

просвещение




"Spiegel" посвятил ностальгическое эссе немецкому "BRAVO". Самый тиражный и скандальный молодёжный журнал выходит с 1956 года. С самого начала издание привлекло к себе внимание рубрикой с ответами на читательские вопросы о взрослении и первой любви. С 1969 рубрика становится страницой сексуальной консультации.

Среди моих немецких знакомых, независимо от возраста, нет никого, кто бы не знал доктора Зоммера -- под этим псевдонимом на вопросы читателей почти сорок лет подряд отвечает врач Мартин Гольдштейн. Немцы могут не знать своих олимпийских чемпионов, канцлеров, учёных, но доктора Зоммера знает (и уважает) практически каждый. Совершенно немыслимо: национальным героем становится активист сексуального просвещения.

Дважды, в 1972 году, "BRAVO" конфисковывалось из типографий. Причиной были слишком, по мнению экспертов, откровенные публикации, оправдывающие юношескую мастурбацию. Некоторые школы запретили ученикам чтение и распространение журнала, но несмотря на протесты консервативной, церковной, в первую очередь, публики, тиражи продолжали расти. В 1979 печаталось более 1.800.000 экземпляров. Многие считают, что именно журналу -- и лично доктору Зоммеру -- Германия обязана низким уровнем абортов и заболеваний, передающихся половым путём.

Мой личный интерес к "BRAVO" двоякий. После школы я подрабатывал и работал в молодёжной прессе. И наверное могу сказать: даже в начале 90-х мы не могли позволить себе быть такими раскрепощёнными (и не скатываться при этом в пошлость), как немецкие авторы за двадцать лет до этого. Это -- эмоциональная подоплёка. Нынешняя профессиональная -- иллюстрации и фото. Поэтому раз в неделю я пролистываю в офисе свежий номер. Только не смейтесь, пожалуйста.

Вот как выглядит журнал сейчас, и что обсуждается как, возможно, слишком откровенное. Collapse )
Lamm und Knabe

Буквы

Прежние упражнения и "Ш" от zlo_zlo, тоже давно

1. Шахматы - никогда не мог разобраться в правилах и не умею играть.

2. Школа - очень противоречивое слово и противоречивые воспоминания. Школьные друзья обмещанились и заматерели. Я хожу в гости к своей учительнице немецкого, - не столько за язык, сколько за рассказы о том, что тогда казалось далеким и невероятным, альбомы с репродукциями, книги, первый глоток вина.

3. Шутки. Мои - обычно неловкие. Причем самые неловкие - шутки о шутках ("Маленький ***королёк") Ума не приложу, умею ли я шутить на немецком. Говорят, у меня получается либо грубовато, либо зло, либо непонятно.

4. Шепот. Доверительность. Иначе зачем шептаться тогда, когда в этом нет никакой социальной необходимости? Шепот (исследована ли тема?) - артикуляция, словарь, интонации.

5. Шум. Везде и паче всего в речи. Задача стихотворчества - использовать складки и протуберанцы шума, чтобы разогнать корабль до третьей космической скорости. Верлибры - стихи с предельно высокой концентрацией шума; употреблять их полагается в гомеопатических дозах. Плодовитые поэты-верлибристы нуждаются в очищении от шлаков. Лишь у одного Сен-Сенькова другая физиология, у него и вместо сердца коралл, и в животе карстовые полости.

6. Шарф. Засматриваться на мужчин. (Ну и подумаешь?)

7. Шкаф. Помогал на выходных выбирать Принцу шкаф. "И зачем мне такой вместительный?" - "Будешь ночевать в холодные дни. И прятать любовников, разумеется." Образец неудачной шутки, кстати.

8. Шагал, моё любимое - тоже вот это:


9. Шарапова - vragsharapov - восхитительна!

10. Шереметьево - неуютный, но обыденный, как сдвоенная станция метро, аэропорт. Транзитный кофе с москвичами.