?

Log in

No account? Create an account
Lamm und Knabe

Андрей Дитцель

вот живу и ничего не делаю

Entries by category: транспорт

летнее расписание на юг
Lamm und Knabe
andrreas
отредактировал для публикации в Нске старый текстCollapse )

в горы
Lamm und Knabe
andrreas

Швейцария (саксонская) оказалась хорошо приспособленной для жизни и походов. В этом уголке Германии на чешской границе я был впервые и поэтому дивился -- привычка к плоскому -- незнакомым формам рельефа.

вверхCollapse )

Лиссабон -- утром
Lamm und Knabe
andrreas

Утро начинается в нашем alfama patio hostel -- считайте это бессовестной рекламой.

вокруг и околоCollapse )

в метро
Lamm und Knabe
andrreas
На Альстере, там где сейчас ратуша, раньше стояли мельницы. Кое-что от них осталось. хотя всего один артефактCollapse )

типическое
Lamm und Knabe
andrreas

Березки, поля, простор (что ещё?) -- есть такая обобщенная картинка родины. России, если что. Объясниться на уровне этих ассоциаций можно практически с каждым. Но меня часто не понимают, когда я рассказываю, что у меня встает перед глазами при мыслях о Германии. Вдобавок ко всему мне его, это никогда не попадало на фотографии. Но сегодня утром из окна поезда -- тоже вагонная классика, как иначе, -- вдруг получились именно те кадры.

и ещё чуть-чуть неметчиныCollapse )
Tags:

наклонный горизонт
Lamm und Knabe
andrreas

Немного Балтики. В кадре и за -- pinguinchen и einnimrod.

разные глупостиCollapse )

Вупперталь
Erde
andrreas

Это не игрушка и не модель фантастического средства передвижения, а подвесной трамвай в Вуппертале - привычный для местных жителей, - среди которых семья Вани pinguinchenа, - общественный транспорт. К тому же открылся он ещё в 1901 году!
продолжениеCollapse )

Рейки на сексуальную релаксацию
Leder
andrreas
В мой быт на этой неделе снова незаметно прокралась тема рейки. Сегодня только у ленивого нет первой ступени Усуи, даже естественнонаучная картина мира моего мужа - и та однажды дала крен, ну а новосибирская, ныне берлинская, Маша и вовсе практикует телекинез, а не штудии "Арабесок" и "Луга зеленого". А я меняю крыши, обращаясь то к эгрегору православия, то либеральной мысли, верю в перенос кармы и то, что некоторые аспекты мироустройства лучше совсем не знать. А если и оперировать моделями, то лучше самыми простыми, например: чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века.

Переживание, вернувшее меня в поток воспоминайний о прежних дружбах и друзьях, было скорее тантрическим, но я так увлекся, что позволил себе поиграть камушками в зеленом ручейке अनाहत сердца и раздуть бледный огонек विशुद्ध в ямочке под кадыком. А принц ничего не заметил.

Мне всегда казалось, что люди наподобие Маши забивают гвозди микроскопом. Когда в старом чайнике отошел какой-то контакт, она наложила руки и на него. Кстати, успешно, хотя я и склонен списать успех этой операции на физические манипуляции, то есть тряску. Но самым выдающимся сеансом в истории Машиного врачевания на все времена, безусловно, останется рейки на сексуальную релаксацию. А я, наверное, - самым интересным (и благодарным) пациентом.

Тем летом все казалось апокалиптическим, и, в первую очередь, два бесконечных месяца разлуки с любимым. И, разумеется, воздержание, которое после долгой и насыщенной полосы половой жизни обрекает на головные боли, расстройство желудка, шатания и душевные метания. (По мере взросления секс перестает играть такую важную роль - это в какой-то степени правда.) "Вижу, как тебе плохо", - сказала однажды Маша - "Давай, я тебе гармонизирую сексуальность?" При всём недоверии к Машиному методу от предложения было трудно отказаться. "А как это на меня подействует?" - всё же поинтересовался я. - "Организм сам возьмет от природы то, в чем он в данный момент нуждается, я только приоткрою канал!"

Саму терапию я помню смутно, дело было на Затулинке у родителей. Бабушка порадовалась за меня, разглядев через приоткрытую дверь, что я валяюсь в постели с девушкой. Потом мы с Машей поехали в Академ, чтобы забежать к ней домой за купальником и податься на пляж, где мы тем летом, к слову, слыли среди нудистской общественности самой звездной и эстетической парой.

На улице Маша поинтересовалась, почему я так откровенно пялюсь на мужчин. "Ещё не подействовало?" Уже в первом автобусе, - предстояла одна пересадка, - я и сам отметил, что среди пассажиров есть несколько симпатичных и сексапильных экземпляров, а когда на одной из остановок я оказался зажат на выходе, сердце моё колотилось и вовсе как бешеное. Излишне говорить, что у меня всё давно стояло в боевой готовности. Такого сексуального голода - и желания броситься на первого встречного - я не испытывал с тех пор, как посмотрел в четырнадцать лет первое порно. "Маша, кажется, рейки действует... Только как-то странно!"

Пересадка на Шлюзе - на остановке топчется юноша, в этот момент мне кажется, просто юноша ослепительной красоты, широкоплечий, с упругой попой, правильно подчеркнутой джинсами. Маша протестует, но я иду напролом. Я красноречив и остроумен, что, надо заметить, со мной бывало лишь пару раз в жизни. Меня несёт. И вот мы втроем (что же делать с Машей?) пьем пиво, как знакомые сто лет друзья, хохочем и толкаем друг друга. Я расстегиваю на рубашке парня верхние пуговицы и пытаюсь задержать это сближение, чувствуя на своей щеке его дыхание. Под недоуменными взглядами попутчиков мы продолжаем дурачиться на задней площадке автобуса, идущего через Гэс на правый берег. Маша постоянно пытается вклиниться между нами и даже громко шепчет на ухо: "Ты же не будешь с ним спать?!"

К ужасу Маши мы договорились о встрече на этот же вечер. Одной из тем автобусного разговора были связки и мускулы в человеческом теле, которые невозможно без трепета видеть, поэтому характер встречи, определенно, должен был стать романтическим. Он, правда, не пришел. Я представил себе, как выйдя на своей остановке из автобуса, он вдруг оказался вне электромагнитной аномалии, потряс головой и спросил себя, что же это было.

Но открытый Машей канал, у меня, кажется, остался.

защитничег
Lamm und Knabe
andrreas
"Робби Вильямс - защитник животных" - привлек мое внимание заголовок в ленте новостей вагона метро. Реплика из интервью примерно такая: "Переспать с мужчиной? Нет... Хотя не исключено, что я бы согласился, если это могло бы спасти жизнь какому-нибудь кролику или другому живому существу."

железнодорожное
Lamm und Knabe
andrreas
Проезжаешь мимо дома, в котором прожил всего какой-то год - и попадаешь в шторм самых разных эмоций. Для меня переезд - окончание очередной серии. Досматриваешь - и кладешь на полку, чтобы долго не возвращаться. Сознательная жизнь состоит из обрывов пленки, а сам ты живешь внутри катушки и редко припоминаешь, как было в прошлом фильме. Одна из моих серий компактно уложилась в год моего личного великого перелома, самый абсурдный и, тем не менее, счастливый - 2000.

Read more...Collapse )

Elbchaussee, Alsterchaussee
Lamm und Knabe
andrreas
Видимо, я накануне дал повод думать, что носитель сфотографированного автографa - нижнее белье. Для всех, кто плохо обо мне подумал, уточняю, что это майка, на которой в субботу оставляли послания посетители КИРа.

Надо, чтобы каждый день заслуживал рассказа в рамках этого ЖЖанра - и чтобы на это не оставалось времени... Была ночь и было утро: день один. Ограждение Kaiser-Friedrich-Ufer, болтали ногами над водой. Носились на велосипедах, гуляли по крышам. В пустом холодильнике - только немного нутеллы. Перепачкались и перепачкали постель. День второй: "Ты смог поспать в поезде?" - и ничегонеделание. День третий: "У тебя на юге... Здесь штормит и я тебя почти не слышу, но завтра в Шанцен..." Велосипед не хочет разгоняться даже на этом спуске Elbchaussee, такой встречный северо-западный ветер. В Эльбе поднимается вода. Но пока я греюсь в домике-забегаловке на маяке, буря проходит стороной... В Санкт-Софиен играл маэстро Джеймс Гёчче, органист Святого Петра в Ватикане - хотелось плакать, хотелось почему-то - наверное, архитектура помноженная на музыку - взяться за византийскую историю, великую схизму. Жду, чтобы поскорей пролетел день четвертый.
Tags: